Дневник мёртвого человека

09 ноября 2017, 13:12

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

За последнее время в Украине, да и в Николаевской области было совершено ряд тяжких, резонансных преступлений в т. ч. убийств. Вот хотя бы несколько из них: убийство трех женщин в селе Бандурка, Первомайского района, убийство двух человек (в т. ч. беременной женщины) в зале игровых автоматов на проспекте Героев Сталинграда, убийство двух женщин в квартире на улице Адмиральской и другие. Информация об их совершении с помощью СМИ, а также приукрашенная «сарафанным радио» быстро становиться достоянием широкой общественности. Поэтому в стране все чаще звучат призывы – за подобные преступления нужно снова ввести в Украине смертную казнь.

Ведь в предыдущее время лица их совершившие могли бы запросто подпасть под «расстрельную» статью Уголовного кодекса. И после скорого суда им через короткое время «помазали бы лоб зелёнкой» (расстреляли).

Однако нынче другие времена и уже давно расстрел заменили пожизненным заключением. В связи с чем ныне в местах лишения свободы Украины отбывает пожизненное заключение более 3800 осуждённых. Их содержание обходится государству в хорошую копеечку. Да и сам факт пожизненного заключение не сыграл того сдерживающего фактора, на который наивно рассчитывал наш законодатель. Полагая, что перспектива быть приговорённым к пожизненному заключению явится тем фактором, который сможет удержать человека от совершения тяжкого преступления, в результате которого его жертвами станут несколько человек. Оттого в обществе всё чаще звучат призы к возрождению института смертной казни. Ныне всё это в руках законодателя в лице Верховной Рады Украины. И возможно мы к этому рано или поздно, но таки придём. Ведь даже в таких развитых странах как США, Китай, Иран, Таиланд существует вид наказания в виде смертной казни за совершение особо жестоких преступлений.

Как показал многолетний анализ: иногда ожидание самой смерти – хуже смерти. Это хорошо видно на примере этого дневника, который вёл один из узников камеры смертников Николаевского СИЗО. В своё время я проходил службу заместителем колонии усиленного вида режима. И с тех пор у меня остались коллеги среди сотрудников Николаевского СИЗО. Они то и передали мне этот дневник. Человека, который вёл этот дневник, уже нет в живых. Его в числе последних смертников, успели расстрелять согласно приговору суда, прежде чем в Украине был введён в действие мораторий на проведение смертной казни.

А вот записи в этом дневнике, говорят о многом: когда человек берёт на себя право вершить суд и не считается ни с чьим мнением – это путь в никуда. Хорошо, если он просто заводит в тупик. Однако ранее такой путь неизменно приводил прямо к «стенке». Как это и произошло в данном случае.

Сорок лет для мужчины — самый рассвет жизни. К этому времени один становиться доктором наук, народным артистом, удачливым бизнесменом или знаменитым тренером. Другой наоборот, катиться по кривой дорожке и вскоре становиться наглым преступником – рецидивистом. Именно такая судьба сложилась и у Юрия Г. Свой первый срок: 6 лет за грабёж, он получил, когда ему не исполнилось и 18 лет. В следующий раз Юрий «загремел» уже на 12 лет за разбойное нападение. И отсидел его «от звонка до звонка». Третий срок он заработал уже за причинение тяжких телесных повреждений.

Освободившись, за ум не взялся. Поэтому и стал вынашивать намерение совершить разбойное нападение на зажиточную квартиру, обчистив которую далее жить припеваючи. Для этого он использовал помощь своей молодой сожительницы Татьяны. Та недавно познакомилась с одним мужчиной, проживающим в «упакованной» квартире. Согласно разработанному плану Татьяна, ублажив хозяина этой квартиры, тут же предложила ему сходить в душ. А пока тот мылся, она быстро открыла входную дверь своему подельнику. Тот, дождавшись когда хозяин квартиры выйдет из душа, полоснул его ножом по горлу. Через минуту всё было кончено…

Убедившись, что хозяин квартиры действительно мёртв, сообщники действовали быстро. Они сняли со стены дорогой ковёр, засунули в сумки цветной телевизор, импортный магнитофон. И захлопнув дверь квартиры, выскочили на улицу. Здесь их уже ожидало вызванное ими заранее такси. На нём сообщники и перевезли украденные вещи на квартиру убийцы. Затем эти вещи они продали на рынке, деньги потратили на выпивку и наркотики.

Однако такая роскошная жизнь для них продолжалась недолго. Сотрудники уголовного розыска быстро «вычислили» их место нахождения и задержали преступников. Вскоре состоялся суд. Юрий был признан особо опасным рецидивистом и приговорён к высшей мере наказания — расстрелу. Его подельницу Татьяну приговорили к 15 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Находясь в камере смертников Николаевского СИЗО, Юрий начал вести дневник, который и попал в мои руки. Дословные выдержки из него подаю в хронологическом порядке.

2 декабря 1996 года,

понедельник

Землю я люблю с детства, которое большей частью прошло в деревне у бабушки. Всё чаще и чаще ловлю себя на мысли: если б меня помиловали и освободили, я бы уехал в село, туда, где жили мои предки. И там провёл бы остаток своей жизни на этой земле. Но никому нет дела до моего искреннего раскаивания. Люди злы и очень мстительны. Они не желают прощать тяжкие преступления тем, кто их совершил. А зря. Человеку свойственно рано или поздно осознавать свои проступки и раскаиваться. Молю Господа нашего Иисуса Христа о моём прощении каждый день. Так хочется ещё пожить на этой земле и сделать что – то доброе и полезное для людей, близких, потомков. Господи прости и помилуй меня! Аминь.

3 декабря 1996 года,

вторник.

Вчера днём немного почитал книгу Агаты Кристи «Вилла «Белый конь». А вечером лёг спать. И вскоре проснулся от жуткого и кошмарного сна: какие – то маньяки убивали других людей, их тела подвешивали на крюки, словно туши животных на бойне, затем разделывали их, а мясо убитых продавали обывателям на мясном рынке. Оттого я проснулся в холодном роту, и до утра заснуть уже не смог.

Утром поймал муху, чтобы скормить её жившей в моей камере паучихе Машке. После чего заварил крепкого чаю и «чифирнул».

4 декабря 1996 года,

среда.

Проснулся в 8 утра. На завтрак получил на целый день булку хлеба, 20 граммов сахара. А вот каши есть не стал. Заварил чай и попил сладкого кипятка.

7 декабря 1996 года,

суббота.

Прошло уже три дня и за эти дни ничего особенного в моей жизни не произошло. Однако по – прежнему ночами, а порою и днём, когда прилягу вздремнуть, мне сняться кошмарные сны. Особенно часто они стали сниться после 20 ноября, когда увезли на расстрел Колю Киржакова.

Для справки: в мае 1995 года Николай Киржаков освободился из 93-й колонии. Но вместо того, чтобы уехать к себе в Россию тот временно остановился у своего зоновского дружка. Майской ночью, после одной из совместных пьянок Николай в квартире своего «корифана» учинил настоящую кровавую бойню. Используя кухонный топорик, он в пьяном угаре зарубил своего зоновского дружка, давшего ему приют, его сожительницу Леру, её подругу и двух их семимесячных малышей. За совершение этого зверского убийства Киржаков был приговорён к расстрелу. (примечание автора).

12 декабря 1996 года,

четверг.

Недавно прослушал по радиоточке концерт Аркадия Северного. Ведущая этой передачи заявила, что лично она не очень приветствует его необычное творчество. Я тут же не выдержал и обматерил её на чём свет стоит. Мне так и хотелось завить ей, корове безрогой(!): «А что, ты, сука, сама сделала для того, чтобы люди помнили о тебе и через сто лет? Да ничего. Моя бы воля, я бы этой ведущей — пасть быстро порвал за то, что она так хает человека, которого любят и почитают тысячи людей. А за Аркашу я и впредь любому пасть порву.

14 декабря 1996 года,

суббота.

Проснувшись утром, я три раза прочёл у окна «Отче наш», помолился с усердием и попросил у Господа хлеба насущного. Вечером прочёл несколько псалмов и лёг спать.

19 декабря 1996 года,

четверг.

Сегодня к нам в спецкорпус, где сиди мы – смертники, администрация СИЗО приводила на экскурсию каких – то курсантов. Они ходили по нашему корпусу и через дверные глазки заглядывали в наши камеры. Будто их привели в зоопарк на экскурсию, поглядеть на диковинных зверей. А какие мы звери? Большинство из нас пострадали от этой системы, которая многие десятилетия правила страной, да и сейчас не сдаёт своих позиций. А ведь многие из нас просто заблудились в этой сложной жизни. И своевременно не смогли найти выход из тупика.

Один из сопровождавших курсантов начальников объяснил им: «В этих камерах сидят приговорённые к смертной казни!». Зачем они издеваются над нами? Пусть лучше бы меня расстреляли сразу, чем так издеваться.

Но мне уже всё равно. Я смерти не боюсь. Они, сволочи, могут погубить моё тело, но душу мою им погубить не удастся. Я и там, на том свете, встречу этих кровопийц. И даже если меня и расстреляют, я и там буду судить своих истязателей. Слава Господу нашему Иисусу.

20 декабря 1996 года,

пятница.

Сегодня пойдёт очередной этап на Днепропетровск. Значить могут приехать и за кем – то из наших смертников. Я уже помолился Господу нашему и думаю, что он меня простил. Но, всё же приготовился, помыл ноги, одел чистые носки. Затем поел и прилёг немного отдохнуть, как перед дальней дорогой. Но, позже оказалось никого из наших зэков в этот раз в Днепропетровск не увезли. Слава Господу нашему Иисусу. Возможно, теперь я встречу Новый 1997 год здесь.

30 декабря 1996 года,

понедельник.

Сегодня предпоследний день уходящего года. Ночью выпал первый снежок. Все эти дни я не вёл записей, а большую часть времени уделял чтению Библии. И скажу честно: мой дух мятежный постепенно успокоился и через молитву я приобрёл покой и всякое умиротворение. Теперь я знаю – Господь простил меня и помиловал. После этого мне открылась истина, и я понял, отчего всю жизнь страдал. Теперь мне осталось только найти своё, истинное, Богом назначенное у него в гостях место. А таких мест нынче много и Господь дал людям возможность их выбирать. Теперь я знаю то место, где должен буду провести остаток своей жизни. И если Богу будет угодно, я изберу местом своего дальнейшего жительства село, где жили мои предки. Поселюсь там, буду жить и соблюдать законы Нового Завета, переданного нам сыном Божьим Господом Иисусом Христом!».

На этом повествовании дневник смертника прерывается. А вскоре в Николаевский областной суд пришло краткое извещение: «Приговор в отношении Юрия Г. — приведён в исполнение…».

Надеюсь, что волна зверских преступлений захлестнувших Украину вынудит депутатов Верховной Рады таки ввести в стране смертную казнь за особо тяжкие и зверские преступления. Другими методами пока вала уголовных преступлений с кровавым исходом не избежать…


Владимир Зацеркляный, член Национального союза журналистов Украины



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *