Николаев — город-крепость

03 мая 2018, 9:48

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Одним из лучших в истории военно-инженерного искусства принято считать Эдуарда Ивановича Тотлебена (1818 — 1884) — графа, всемирно известного инженер-генерала, отца русской фортификационной школы. Именно его деятельность позволила превратить дореволюционный Николаев в один из наиболее защищенных городов-фортов в мире не только в период Крымской войны 1853-1856 гг., но и на протяжении многих последующих лет.

Его талант и глубокие знания особо пригодились Отечеству с началом Крымской войны, где он служил траншей-майором при осаде Силистрии, круглосуточно руководил оборонительными работами в осажденном Севастополе. В частности, именно там Э.И.Тотлебен, разработав уникальную по тем временам многоуровневую схему линий обороны, прежде всего, расширил фронтальную позицию на линии Северного укрепления, заново создал оборонительную линию на южной стороне города, используя при этом мощную артиллерию, которая обеспечила сильную фронтальную и фланговую оборону огнем.

Когда же неприятель попробовал обратиться к подземной войне, инженер и тут был первым: он неожиданно встретил врага умело подготовленной сетью минных галерей. Несмотря на то, что Севастополь геройски пал под давлением войск врага, империя не сдавалась. Следующим узловым центром – цитаделью юга страны – был судостроительный Николаев. Борьба за него была не менее увлекательной и опасной. На его оборону были сделаны большие ставки, брошены чрезвычайно огромные по тем временам ресурсы. Понимая всю сложность и ответственность, предпринято было немало. Согласно имеющимся данным, инженер был вызван в Николаев 9 сентября 1855 года по велению светлейшего князя, нового главнокомандующего южной армией А.М.Горчакова (1798-1883).

Подготовив объяснительную записку по вопросу об укреплении Николаева, которая стала одной из наиболее ценных его научных работ, Э.И.Тотлебен открыл новую эру в фортификационном искусстве. Тут он впервые в мире говорил о необходимости скорейшего обустройства системы фортов как главных опорных пунктов борьбы с использованием промежуточных артиллерийских позиций, к которым должны подходить железные дороги, а также выяснил распределение всех родов оружия и пр.
За достаточно короткое время оборонительная сеть была построена. Уже в начале ноября были вооружены береговые батареи по Бугу; доступы к ним со стороны реки были прикрыты подводными минами; сам Николаев превратился в обширный укрепленный лагерь. Достоинство этих сооружений заключалось в том, что они надежно обеспечивали надлежащий отпор при фронтальных атаках, а в случае необходимости — позволяли быстро покидать их и своевременно уклоняться от боя.

Что касается прокладки постоянной конной железной дороги в центральную часть города, то по тем временам это являлось серьезным техническим новшеством в построении обороны. Важно отметить, что на генеральном плане г. Николаева эта ветка отмечена как строящаяся. Следовательно, конка в Николаеве могла появиться едва ли не первой во всей стране! К тому же, город должны были защищать 1088 орудий (на момент заключения мира и прекращения Крымской войны установлено только 563). Используя же старую городскую стену, которую также отремонтировали, проделав бойницы, пристроив площадки для стрелков, вскоре ее включили в общий план обороны города.

Учитывая то, что Николаев по своей планировке существенно отличался от остальных городов своего времени прямыми и широкими улицами, позволяющими довольно просто перебрасывать артиллерию и боеприпасы, Э.И.Тотлебен приказал вырыть многочисленные подземные ходы из существующих подвалов зданий, из которых делались ответвления («мины») в разных направлениях для размещения порохового заряда.

Таким образом, при входе вражеских войск в город и их продвижении по улицам взрыв такой «мины» позволял бы не только вывести из строя часть неприятельских сил, но и на какое-то время прекратить передвижение войск и артиллерии по улице.

Следует уточнить, что по решению инженера для предотвращения прорыва мощной эскадaры кораблей союзников по лиману вдоль него также была сооружена глубоко эшелонированная оборонительная система, состоявшая из земляных редутов и четырех достаточно внушительных батарей. Первая из них располагалась у самого устья р. Ингул и прикрывала вход в Адмиралтейство. Она находилась на мысу слева от нынешнего Ингульского моста. Вторая была напротив Спасского рейда между Варваровкой и Большой Коренихой на склоне балки. Следующие две батареи размещалась с другой стороны: одна — на конце Лесковой косы, вторая — между Дидовой хатой и Малой Коренихой. У Широкой Балки также были возведены самые мощные оборонительные сооружения: тут обустроен земляной редут с валом и рвом, впоследствии названный Бугским редутом или Кауфмановской батареей.

Несмотря на все эти старания, ввиду незначительной дальности стрельбы орудий того времени, перекрестные выстрелы не могли накрыть глубокую часть лимана. Тогда со стороны Малой Коренихи поперек была насыпана узкая дамба, перекрывавшая половину ширины акватории. На ее конце с использованием земли, песка, а также камней, добытых, очевидно, в пригороде, насыпали остров, который укрепили каменной облицовкой и защитили внушительными валами. Здесь также поставили батарею, которая вместе с Кауфмановской накрывала выстрелами оставшуюся часть нашего лимана. Впоследствии это укрепление получило название Константиновской батареи.

На выполненном перечне мероприятий работа по подготовке к обороне не остановилась. Для затруднения прорыва судов к Николаеву между основными двумя батареями поперек зеркала воды были вбиты деревянные бревна-ряжи, укрепленные камнями. Оставшийся 100-саженный проход был защищен якорными минами, взрывавшимися по проводам с берега. Следует отметить, что это было первое в истории боевых сражений на Черном море, может, и в мире, применение морских мин. Приблизительно в этот период появился деревянный Варваровский мост, который позволял успешно маневрировать войскам Южной армии. Именно это сооружение, изготовленное из корабельного леса, прослужило верой и правдой городу порядка 100 (!) лет.

Добавим, что схему обороны Николаева завершал отряд небольших военных судов, выстроенных в две боевые линии: напротив Спасска и Большой Коренихи. Именно он должен был отбивать те суда, которые могли прорваться через защитные батареи лимана. Таким образом, фортификационные старания Э.И.Тотлебена в Николаеве не прошли даром. Несмотря на неоднократные попытки союзников в составе 90 судов прорваться в Николаев, армада, несшая 10-тысячный десант, попала под перекрестный огонь укрепленных батарей, поэтому вынуждена была отступить. Беда миновала Николаев на долгие годы.

Одним из наиболее загадочных фактов, относящийся к обороне Николаева, является и то, что ему могли помочь и небесные силы. Об этой категории сюжетов немало написано в исторической литературе с использованием подтверждающих это документов. Все дело в том, что по одной из легенд в городе то время находилась икона Касперовской Божьей Матери, ради которой впоследствии был построен на пересечении ул. Херсонской и Садовой храм. Для того, чтобы уберечь южные города, в частности, Одессу, икону вывезли и установили в районе подступов к городу. Каково же было удивление русских войск, которые заметили отступление врага, которое сопровождалось невиданным ранее штормом. Несмотря на это, одесситы икону в Николаев так и не вернули, где она так и находится в одном из крупнейших соборов на юге Украины. Как бы там ни было, но наш город так и не был покорен врагом.

Следует отметить, что на николаевских сооружениях выдающийся инженер не остановился. Э.И.Тотлебен предложил совершенно новый план обороны страны. В частности, тогда он, вспоминая свои старания во время Крымской войны, указывал на первоочередной необходимости устроить мощные Очаковские укрепления, тем самым усиливая южные границы империи. Именно они должны были перерезать вхождение врага в Днепровско-Бугский лиман, а оттуда — и в Николаев. По тем временам это было не только революционное, но и дорогое предложение. Несмотря на это, император принял предложение выдающегося фортификатора.

Именно тогда началась постройка одного из наибольших искусственных островов, ныне именуемый как о. Майский (прежнее название — остров морских батарей, о. Батарейный). 17 августа 1874 г. проект строительства острова подписал генерал от инфантерии, военный министр (1861-1881), граф Д.А. Милютин (1816-1912). Кстати, именно этот человек стал едва ли не лучшим за всю историю армии военным реформатором. Прежде всего, он отменил жестокие уголовные наказания (шпицрутены, плети, розги, клеймения, приковывания к тележке); сократил срок рекрутской службы с 25 до 16 лет; улучшил питание, условия жизни, разработал новую форму; ввел всеобщую воинскую повинность, льготы на военное образование, в частности, начал обучение солдат грамоте, инициировал открытие ротных школ, юнкерских училищ, реформировал Николаевскую академию Генерального штаба, основал военно-юридическую академию, женские врачебные курсы (оправдали себя в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.), развил военное искусство и науку); реформировал офицерские заемные капиталы и военно-эмиритальную кассу; организовал военные собрания; учредил военно-окружную систему; реорганизовано интендантство. Именно ему М.Ю.Лермонтов посвятил поэму «Сон».

Протяженность острова Майский и ныне составляет 1400 м, а площадь — 7,3 га. Он создан на шпунтовых сваях, вбитых в грунт по конфигурации острова. Между ними насыпаны камни и глина, а сверху — песок, завезенные из Очакова и Кинбурнской косы. Предотвращая разрушение острова штормовыми волнами, вокруг острова сооружен внушительный каменный оградительный мол.

Говоря об инфраструктуре острова, расположенного за 3,5 км от Очакова, он напоминает Кронштадт, о чем будет ниже. Таким образом, тут существует свой причал, склады, сорок казематов, пороховые погреба, железнодорожная ветка. Предметом особой гордости служили дальнобойные орудия и мортиры. Они были установлены на подвижных платформах для кругового обстрела, которые специальным механизмом поднимались из казематов, а после стрельбы опускались глубоко под толщу камней и песка, делая их неуязвимыми для ответного огня врага. Важно знать, что строительство острова закончено достаточно быстро: в декабре 1880 г. он был полностью готов к ведению боевых действий.

Добавим, что благодаря своим уникальным свойствам о. Майский был длительное время неприступен и во времена Великой Отечественной войны, считаясь выдающимся гидротехническим сооружением в мире: моряки держали оборону на протяжении полугода после падения мощно укрепленного Очакова. Отметим, что особой гордостью этого острова в послевоенное время стала 17-я бригада спецназа Черноморского Военно-Морского флота, которая с апреля 1961 г. там обеспечивала боевое дежурство, охрану военных кораблей, проводила испытания парашютно-десантной техники, водолазного снаряжения, подводных средств движения.

В последний период своей жизни Э.И.Тотлебен был временным одесским генерал-губернатором, командующим войсками Одесского военного округа, позже назначен Виленским генерал-губернатором. В принадлежавшем ему имении устроил парк, соорудил дворец, а также минарет в память о войне с турками. Умер в Германии, перезахоронен на Братском кладбище в Севастополе. В память о нем один из фортов Кронштадта назван его именем, а в центре Севастополя установлен ему памятник. В Николаеве же о нем знают разве что отдельные исследователи.

Хочется верить, что о жизненном геройстве и подвигах этого выдающегося человека в нашем городе, впрочем, и во всем мире, еще долго будут помнить.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *