В Николаеве избили мужчину: полиция затягивает расследование

14 сентября 2020, 13:31

Читают: 0 Комментариев: 1 Рейтинг:  
 

Полиция затягивает расследование материалов дела о том, что в Николаеве избили мужчину, сообщают «Николаевские известия».

В гостях у редакции семья, которая пострадала от беспредела в Николаеве. Так случилось, что больше года длится следствие расследования дела по поводу того, как избили Александра. Проценко Александр и его супруга Виктория, которые пострадали от того, что, слишком долго правоохранительные органы занимаются расследованием, поделятся своими проблемами. В полиции тянут с тем, чтобы восстановить справедливость. Было жестокое избиение. В семье есть дочь, семья пострадала не только материально, но морально, и физически. Александру пришлось пережить две операции. Мы бы хотели с вами поговорить по поводу того, что произошло в июне 2019 года: событие, после которого вы так пострадали.

— Я сидел возле магазина, пил кофе, никого не трогал.

— Какое это было время суток?

— Это было рано утром, в 8 часов утра, когда все люди шли на работу, а дети в садик. Всё произошло на Северном, рядом с садиком. Вышли три человека, которые были в невменяемом состоянии, они ругались матом во все стороны.

— Вы на них набросились?

— Нет, я ни на кого не кидался, я дальше сидел и пил кофе. Я их провел недоброжелательным взглядом. Кому понравится, когда идут три молодых человека и всех посылают очень далеко. Один из них заметил мой взгляд и показал мне средний палец. Я не сдержался и крикнул ему: «Дружище, засунь свой палец себе куда-нибудь подальше». Этот парень развернулся и побежал на меня. Я успел только поставить стакан кофе и получил по лицу моментально. Я его сразу начал успокаивать, говоря: «Друг, успокойся. Какие драки, ты что не видишь, сколько людей идут, дети, женщины, старики». Ему это было неинтересно, он уже прыгал вокруг меня как Фигаро и пытался нанести мне удар. Я его хотел поймать за руку, чтобы не получить по лицу, и в очередной раз получилось совсем наоборот. Он меня поймал, он был крупный, где-то килограмм 100-120 примерно. И в один момент он меня просто схватил крепко, обнял, прижал к себе и начал кидать через себя. Я это все прекрасно понимал, что я сейчас упаду лицом об землю, и как бы начал вырываться, но все равно упал на землю. В тот момент, когда я разворачивался, пытался встать, он быстро встал и локтем ударил мне сильно в бок с прыжка, начал меня бить кулаком в лицо, лежачего. Я не знаю откуда взялись силы, я просто из-под него вылез и прижал его к земле и сказал: «Успокойся, не надо никаких проблем». В этот момент его два товарища начали бежать на меня. Один с камнем, другой просто. Повезло тем, что там сидел недалеко от меня парень пил кофе, наблюдали это продавщицы, вся улица, там было очень много людей. Ваня кинулся на помощь, взял фонарик-электрошокер, как он сказал — это пугач для собак, и эти парни разбежались. В последствии, как я узнал позже, его звали Александр, начал опять прыгать на меня, на Ваню. Тут девочки-продавщицы вызвали полицию. Те ребята, которые хотели меня добить, они тоже вызвали наряд полиции, якобы потому, что на них накинулись с электрошокером. Приехали два патруля полиции, я в этот момент сидел сбоку магазина умывался, потому что я весь был в крови, лицо было разбито.  Они прошли мимо меня дважды, никто ко мне не подошел, они разбирались с теми ребятами, которые прыгали и всех крыли матом. Их отпустили.

— На этом завершился первый этап ваших трудностей. Что было дальше?

— Со слов Саши, поскольку я не была там, он еще умудрился пойти на работу, но работать, естественно, он не мог, не мог дышать. Работодатель, напарник увидели, в каком он состоянии и проводили его до дома. Он мне даже не позвонил, ничего не сказал. Я пришла домой буквально через час после этого и вижу картину, спросила, что случилось, Саша объяснил, что произошло на Школьной. У меня, конечно, была паника, я сразу сказала ехать в больницу. Мы не думали о таких последствиях. Он думал, что набили фингал, пройдет и на этом все остановиться. Но нет. Я ему купила обезболивающее, растирающие мази, потому что сразу гуля надулась, то есть, видно было визуально, что что-то не в порядке. И дышал он очень тяжело. Он не мог ни кашлянуть, ни чихнуть, ничего, потому, что как бы легкие не работали.

— Сопровождалось болью?

— Да, были ужасные боли, потому что он даже в туалет еле передвигался. Вот на этих обезболивающих, которые я колола каждые два часа, хотя можно было только три раза в сутки, мы доехали в 8 утра в БСМП, еле дождались. Как только приехали ему сразу сделали рентген, сказали срочная операция, потому что поставили диагноз: закрытый гемопневмоторакс, то есть пробито было легкое, два ребра сломаны, которые пробили плевру легкого, было скопление жидкости, крови, воздуха в легком, оно было сжато, естественно, он не мог дышать. Саше сделали срочную операцию, как я уже читала в заключении, дренирование плевральной полости легкого. Он находился более чем двадцать один день в БСМП. За это время следователь наша Спивак Наталья Николаевна ни разу не пришла к потерпевшему, ни разу не позвонила не спросила, как его самочувствие и не брала показания, даже выписку и документы с БСМП она не изымала, поскольку просила меня, что как будет выписан – привезите мне, пожалуйста, ксерокопию. С ее стороны не было абсолютно никаких действий в сторону защиты. Изначально, когда она меня вызвала, это была наша первая встреча, было видно, что она была настроена против потерпевшего, она была на стороне обвиняемого, поскольку постоянно с ее стороны были высказывания: «Вот он был в розыске в 99 году, вот он попадал в ДТП». А по обвиняемому, она говорила, что: «Он очень хороший парень, он чистый, ему 21 год, не портите судьбу парню». Я говорила, что: «Я понимаю, что не портите, я не против, если мы договоримся, то все будет хорошо». Вот его мама, крестная, как она потом уже представилась, хотела с нами договориться, и я ей полностью рассказала о том, что муж – строитель, он будет полгода, это как минимум, не работоспособный. Это мы еще не знали о второй операции. Мы живем на частной квартире, есть маленький ребенок, как мы должны дальше жить, работать он сейчас не может, плюс, у меня тоже по суммам, только по медикаментам, более 60 тысяч ушло в БСМП, не говоря о том, что завтраки, еда, проезды врачам и все остальное, это не учитывалось по чекам. Она сказала, что нет, это слишком большая сумма для меня, я буду платить только по чекам, только то, что вы оплатили в больнице.

— Александр, нападавший извинился перед вами?

— Нет, я его после этого ни разу больше не видел.

— То есть, он к вам не подходил, он не приносил свои извинения, не просил забрать заявление, не говорил о какой-то моральной или материальной компенсации?

— Нет, вообще ничего. После этого я видел тех двух его товарищей, они как меня видели разворачивались и уходили в другую сторону. То есть как бы общения со мной им не хотелось, они не хотели со мной общаться, а этот Александр, он не соизволил, даже его крестная мама могла бы прийти ко мне в БСМП, пообщаться, мы могли это решить без всякого разбирательства.

— Да, мы не хотели, чтобы прямо сильно его там наказывали, но со стороны, как они себя ведут, то есть, они ходят в магазин и говорят, что: «У нас все схвачено, у нас есть связи и нам ничего за это не будет», то извините, хочется, чтоб он понес наказание за свои деяния. И у нас были еще последствия после этого, в БСМП мы встали на учет, поскольку гематома в легком не рассасывалась, мы полгода наблюдались и после этого нам была сделана повторно операция с резекцией легкого.

— Операция была широкомасштабная.

— Да, это вся спина, были перекусаны все 12 ребер для того, чтобы добраться к легкому, отрезать его. Сейчас ему дали 3 группу инвалидности. Вот как можно строителю 40 лет начать что-то новое? Можно, естественно, да, но на это нужно время. Но по здоровью, помимо всех медикаментов, которые он принял, и с желудком сейчас проблемы и со всем после операций. И нам хочется, чтобы человек был наказан.

Ситуация не просто странная, а вопиюще непонятная. Правоохранители, чей долг сделать жизнь людей защищенной, обеспечить порядок в обществе, работать во благо верховенства права, не стремятся к этому. Остаётся надеяться на то, что новый руководитель ГУНП в Николаевской области Сергей Шайхет, который при вступлении в должность декларировал защиту граждан, разберётся в данном вопросе и поможет восстановить справедливость.

Напомним, ранее уже сообщилось о том, что в Николаеве избили мужчину, он стал инвалидом, а следственные органы бездействуют.

Подобная ситуация освещалась в 2019 году: «В Николаеве полиция не среагировала на вызов, в результате молодчики жестоко избили мужчину на остановке«.


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментариев: 1

  1. Аватар Абориген

    мое мнение что полиция в нашем городе — стадо ни к чему не пригодных не знающих законодательство овец…не себя защитить не людям помочь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *