За годы действия моратория покупка и продажа сельхозземель не прекращалась — Корнацкий

22 апреля 2015, 19:51

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

корнЕсть для украинских агропроизводителей вечные темы. Перспективы свободного рынка земель сельхозназначения распространяются над украинским аграрным рынком уже не один год, и становятся то долгосрочными, то краткосрочными.
Сегодня снова активно обсуждают вопрос, будет ли продлен запрет на продажу земель сельхозназначения после 1 января 2016 года. Многочисленные сторонники свободного рынка земли видят в этих изменениях невероятное количество благ для крестьян.
Что же принесет украинскому аграрию свободный рынок земли?
Об этом Укринформу в эксклюзивном интервью рассказал председатель подкомитета по вопросам земельных отношений Комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной политики и земельных отношений Аркадий Корнацкий.
— Аркадий Алексеевич, стоит ли продлевать запрет на продажу земель сельскохозяйственного назначения?
— Конечно, нет. Этот запрет является, во-первых, антиконституционным, а во-вторых, очень вредным. Его действие на протяжении многих лет уже отсрочило немало положительных изменений в сельском хозяйстве, в первую очередь, — поступление инвестиций в отрасль, развитие массового мелкотоварного сельхозпроизводства.
Отчуждение земельных участков для товарного сельхозпроизводства, так называемых паевых земель, нужно прежде всего самим крестьянам. Есть много крестьян, которые имеют возможность и потребность продать землю. Сельхозинвесторы, как показывает многолетняя практика, могут обходиться только арендой, и им совсем необязательно вкладывать средства в приобретение земель.
— Как отмена запрета на продажу земель сельхозназначения может отразиться на формировании уровня арендной платы за участок?
— Не думаю, что отмена моратория и размер арендной платы — взаимосвязанные процессы. Свободное обращение земель сельскохозяйственного назначения на размер аренды не повлияет, во всяком случае — положительно.
В определенной степени, после окончания срока запрета на продажу сельхозземель, можно ожидать даже снижения аренды, в частности там, где как-то расстроятся арендные отношения. Однако здесь действует много факторов, потому фантазировать по этому поводу не хочу.
— Если не будет продолжен запрет на отчуждение земель с 1 января, или можем ожидать изменений в структурах агрохолдингов?
— Во-первых, я уверен, что этот запрет не будет продлен.
Во-вторых, думаю, каких-то особенных изменений ожидать в связи с этим не стоит. Сегодня в состав одного агрохолдинга могут входить десятки или сотни юридических лиц, каждый из которых арендует у крестьян, землевладельцев от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч гектаров. Внедрение покупки-продажи может создать определенные проблемы в первую очередь арендаторам. Представьте себе, предприятие арендует паевые земельные участки в 500-1000 га, сложились севообороты и все такое. И нескольких человек после так называемой отмены моратория на продажу продадут свои земельные участки. Покупатели, наверное, не захотят получать дивиденды от покупки в виде арендной платы, не для того же землю покупали, захотят сами ее обрабатывать. Именно здесь могут возникнуть конфликты, для арендаторов это будет определенно головная боль. Но, думаю, это будут не массовые случаи. На общей картине агрохолдингов это никак не отразится.

корн2Фото: Facebook
— Если позволят продавать землю, кто ее сможет купить?
— Покупать землю для сельхозтоваропроизводства и других видов сельхоздеятельности будут украинцы, потому что действующее земельное законодательство запрещает иностранцам покупать землю. Это будут физические или юридические лица, то есть граждане или предприятия. В будущем запрет продажи земель нерезидентам, уверен, будет сохранен, и это один из немногих запретов, которые я поддерживаю. Нерезиденты, если пожелают купить землю, должны будут зарегистрировать в Украине фермерское хозяйство, частное сельхозпредприятие или другое хозяйственное общество, и покупателем земли в любом случае будет украинское лицо. Но все это второстепенно, потому что для крестьянина не является принципиальным вопрос, кому именно продавать землю.
— Если бы цена была достойной…
— А цена заоблачной не будет, потому что не будет большого спроса. Есть критерий инвестиционной привлекательности для каждого средства производства. Земля — это основное средство производства. Конечно, уникальное, особо ценное, фактически невозобновляемое, но все же средство производства. И никто не будет давать за землю больше, чем она реально стоит. Цена будет формироваться из расчета окупаемости инвестиций в течение 7-8 лет.
— Какой уровень цены будет оптимальным и для продавцов, и для покупателей?
— Это уровень, приближенный к нормативно-денежной оценке земли. Хотя и нормативно-денежная оценка земли, которая существует в Украине, — это «средняя температура по больнице», но она близка, по моему мнению, к тому уровню, по которому земля будет продаваться.
Фактически же, за все годы действия моратория покупка-продажа земли не прекращалась. Большое количество земельных паев уже продано. Цена в таких случаях была относительно невысокой — в пределах 1000 долларов за 1 га.
— Речь идет о продаже прав обладания паями?
— Нет, прав собственности. Мы говорим о продаже земельных прав, удостоверенных сертификатами на право собственности на землю для товарного производства и земельных участков, отведенных в соответствии с этими сертификатами. Продажа прав аренды — то другое дело, там были другие цены, однако иногда они были сопоставимыми с ценами на сертификаты.
Так, например было в 2007-2008 годах. Тогда цена на право аренды при наличии договоров на 5-10 лет доходила до 700-800 долларов за гектар. Сейчас цена продажи прав аренды намного ниже. Среди законодателей и в так называемой экспертной среде есть деятели, которые хотят ввести покупку-продажу прав аренды сельхозземли, что категорически недопустимо — вот действительно путь к ограблению крестьян, захвату их земель хитрым способом.

корн3Фото: nikvesti
— И все же, сколько крестьян сегодня готовы продавать свои паи?
— Никто не знает, сколько крестьян готовы продать землю. Никто таких исследований не проводил. Из моего личного опыта, в каждом селе найдется несколько десятков крестьян из нескольких сотен, которые имеют в семье не один земельный пай, а иногда по 3-4 и больше. Это наследство. Многие люди хотели бы продать часть, чтобы иметь средства на решение неотложных семейных вопросов.
— Как будет работать свободный рынок земли в условиях децентрализации? Могут ли эти процессы взаимно влиять один на другой, или будут идти параллельно?
— Это явления параллельны. О реальной децентрализации пока что речь вообще не идет, ее нет даже на горизонте. Концепция децентрализации от Кабмина очень похожа, напротив, на централизацию, не на передачу местным советам широких полномочий, а на принудительное укрупнение громад, на что народ не пойдет, будет восставать против этого. Что же касается свободного рынка земли, то рыночный оборот земель, хотя и свободный, требует упорядочивания. Важно защитить владельца сельхозземли от незаконного или несправедливого обезземеливания. Обязанность государства, если оно берет на себя регистрационные функции, осуществлять правовую экспертизу соглашений по отчуждению земли, принять на себя функции определенного гаранта. Также нужно вводить в законодательство определение минимальной цены, ренты, нормы, которая защитит крестьянина от риска потери земли посредством передачи ее в уставной капитал и тому подобное.
— Когда крестьяне начнут свободно распоряжаться землей, это отразится на развитии села?
— В селах появятся новые небольшие фермерские хозяйства, основанные теми, кто купил землю, среди них будут и иностранцы — вот будет главное социальное изменение.
Крестьяне-продавцы сельхозземель смогут получить дополнительные средства, но они значительного влияния на такие чувствительные вопросы, как развитие инфраструктуры, привлечения молодых людей к ведению бизнеса в селе не окажут. Эти средства, которые получат крестьяне, будут использованы, в основном, на потребительские цели — обучение, приобретение жилья, лечение и тому подобное. Для того, чтобы ситуация в селе кардинально улучшилась, нужно изменение условий ведения хозяйства в крестьянских домохозяйствах. О рабочих местах для сельской молодежи можно говорить лишь в приусадебных, личных крестьянских хозяйствах, в сельских перерабатывающих цехах, закупочно-сбытовых кооперативах, потому что большие сельхозпредприятия становятся все более высокотехнологичными и количество рабочих мест там уменьшается.
Будущее украинского села неразрывно связано с жизнеспособностью каждого крестьянского двора, а она зависит от доходов. Тому, чтобы молодежь пошла работать с родителями, а потом и вместо родителей в домохозяйстве, в частном крестьянском хозяйстве, нужно, чтобы уход за скотом, птицей с нынешнего средневекового уровня был поднят до современного европейского. Государство должно обеспечить помощь каждому крестьянскому двору в виде модульных помещений для содержания скота, доильного оборудования, бойлера для нагревания воды, водяного насоса, чтобы ее качать, другой так называемой малой механизации. Однако, это уже другой вопрос, который относится не столько к рынку земли, сколько к государственной аграрной политике.
Ольга Прядко, Киев.


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *