Лечат или калечат в николаевской БСМП?

16 мая 2015, 9:38

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

О государственной системе здравоохранения сказано многое, по большей части не лестное. Я не буду исключением и просто опишу историю из жизни, которая произошла с моим близким другом.

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Бессмысленный и тусклый свет… Извините, отвлекся. Итак, Николаев спит. Редкие машины проезжают по проспекту Ленина. Я люблю ночной город за его тишину и покой, которой нет от рассвета до заката. Решение прогуляться той ночью пришло ко мне спонтанно. Конечно, ночные прогулки в одиночку не самая безопасная затея, особенно в Николаеве, поэтому связался с другом. Мы решили пересечься и выпить по чашке кофе. Мотоциклист со стажем, в любое время суток он за рулём, особенно, когда на улице тепло. Шурик должен был подобрать меня в районе стадиона Эвис. Я вышел на проспект Ленина и решил просто пойти ему навстречу. Прошагав до Пушкинского кольца, я не встретил знакомый мотоцикл. Я не волновался, а зачем? У него стаж, может заговорился с другими мотоциклистами и не заметил, как летит время. Перейдя улицу Пушкинскую, я увидел стоящий на «аварийке»… автобус. Перед автобусом стояла, до боли знакомая «Хонда». Перебежав через дорогу, я ужаснулся:¬¬¬ в луже собственной крови на асфальте лежал мой друг, Шурик. С него уже сняли шлем, и врач активно расспрашивал где болит. Конечно, можно понять, почему при открытом переломе голеностопа он не жаловался ни на что, кроме ноги.

Я прекрасно понимал, что врачу лучше не мешать, в конце концов он более сведущ в происходящем, чем, кто бы то ни был, в данной ситуации. Послушав очевидцев, которые в ту ночь решили перекусить в «Кебабе», у меня появилось стойкое желание прикладным методом пообщаться с водителем автобуса, но ГАИ отработали оперативно и уже были на месте. Скрипя зубами, я вернулся к другу. Врач уже приматывал его правую ногу к шине. Вывернутую стопу он к шине не прикрепил. У страха глаза велики, я не видел тогда в этом ошибку: он врач, ему виднее, как и что.

В «скорой» я поехал вместе с Шуриком, по дороге в БСМП позвонил его родителям и объяснил произошедшее. Уже в приемном покое по крикам дежурного врача я понял, что стопа таки должна быть закреплена к шине. Так или иначе, срезав с него джинсы мы отправились в рентген-кабинет. Рентген выявил, как очевидный перелом голеностопа, так и поломанное бедро все той же правой ноги.

Странное дело, но я ожидал операцию немедленно: истекающий кровью человек, разорванная и раздробленная нога должна была подстегивать врачей, но в операционную его увезли спустя полтора часа с момента нашего приезда на карете скорой помощи. Перед операцией его уже трясло, может от боли, а может от потери крови.

Я ждал его из операционной всю ночь. Под утро решил сходить домой, принять душ, перекусить. Я вернулся в БСМП примерно через час. Его отец сказал, что Шурика «собрали» и он сейчас в реанимации отходит от наркоза. Делать нечего, толку ждать нет, я попросил его отца позвонить мне, когда его переведут в палату, дал свой номер и удалился домой подремать.

Примерно к трем часам дня я вернулся в больницу, так и не дождавшись звонка. Его родители по-прежнему несли караул в больнице. Они-то мне и рассказали, что Шурика оставили в реанимации на сохранение на ближайшие сутки: он потерял много крови, да и операция была не простой. Завтра так завтра, я обязательно вернусь его проведать.

Вечером того дня мне позвонил его отец, сказал что Шурику нужна кровь, много крови. В общем суть такова: Шурику за время операции влили N-ное количество крови и теперь надо пополнить запасы банка крови силами его родственников и друзей. Сказано – сделано. Уже на следующее утро сомкнув ряды, плечом к плечу, его друзья и знакомые двинули штурмовать пункт переливания крови в переулке Радио. Нас было человек, эдак 30, но оказалось, что нельзя просто так взять и сдать кровь. Народ отсеевали по самым странным поводам: у вас пирсинг или татуировка – вдруг инфекция, хотя все это делалось годами ранее и инфекцию уже бы заметили, у вас веса не хватает или еще что-нибудь. Нет паспорта – тоже не вариант.

Со мной странно произошло, во время опроса врач спросил были ли у меня общие наркозы, я же честный – ответил, что да. Оказалось, он не может быть уверен в том, что я нормально перенесу потерю 200 мл крови. Странно правда? Во мне почти 100кг веса и 1.85м роста, такой бугай, а не перенесет. Ну да ладно. В итоге имеем почти из 30 пришедших кровь сдало только 9 человек. Им, видимо, кровь не нужна. Бывает.

Вернемся в больницу. Через два дня после инцидента Шурика перевели в общую палату. Жалкое зрелище: желтое лицо, синяки под глазами, запавшие глаза и щеки, из ноги торчит какое-то устройство, поддерживающее бедро. Вроде бы все более-менее в порядке. Шурик жаловался на то что рука правая болит, ушиб — отмахнулись врачи. Поставили нас перед фактом: через день-два надо будет еще одна операция на бедре.

Состояние стабильное, так что бояться нечего.
День О. Утром сказали, что в обед будет операция на бедре, главное не ешьте ничего. Вот уже прошло обеденное время, а врачей и подготовки — никакой. Его родители пошли разбираться, что к чему. Оказалось, что закончился кислород в операционной и операция переносится на завтра, за то Вы теперь первый в списке, а человек голодный весь день лежит, но кого это волнует? Операция таки произошла, но днем позже.

Вот прошла первая неделя, прошла вторая, а Шурик все жалуется на правую руку, странно. Решили за свой счет отвезти его на рентген. Надо же, оказывается, в кости трещина. Ух ты, сказали врачи, надо бы еще одна операция. Никто не извинился за такую оплошность, а рука как бы была в ходу, он на ней подтягивался и всячески на нее опирался, то есть давал нагрузку усугубляя положение. Назначили день операции.

День О-2. С утра пришли и сказали не есть. Ну было, проходили. Во второй половине дня пошли разбираться почему никто не пришел. Что бы вы думали? Правильно, кислород в операционной закончился. И да, Вы завтра опять первый в очереди, а голод вам на пользу пойдет. Может быть.

Через еще 3 недели Шурика таки выписали. Начался долгий и сложный процесс реабилитации, но это уже другая история.
Подведем итог: не закрепленная стопа, полтора часа ожидания операции, не найденный перелом и дважды кончившийся кислород. Бывает? Не думаю, я конечно, как здравомыслящий человек понимаю, что производственные проблемы случаются везде, но в больнице их, по идее, должно быть меньше. А на деле имеем столько ошибок при приеме тяжелораненого человека, столько косяков в лечении одного. Есть одно слово что бы описать ситуацию – жесть. Но не хотелось бы заканчивать на пессимистической ноте, несмотря ни на что, больного откачали и провели, может и не сразу, все необходимые для лечения действия. Честь и хвала, только повнимательней, мы же живые, вроде бы, и боль чувствуем так же, как и все остальные.

Леонид В. Иванов


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *