«Находясь в Беларуси, неожиданно узнали, что наша квартира в Украине теперь принадлежит другим»

29 февраля 2020, 21:03

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Наталья и ее муж долгое время даже не догадывались о том, что их трехкомнатная квартира в Белгороде-Днестровском Одесской области продана. Супруги уже много лет вместе с детьми живут в Беларуси. А в Белгород-Днестровский приезжают несколько раз в год, чтобы отдохнуть, а заодно оплатить коммунальные услуги и проверить, все ли в порядке с жильем. Во время очередного такого приезда в сентябре 2018 года Наталья и ее муж не заметили ничего подозрительного. Удивил только вопрос управдома, которая вдруг поинтересовалась, почему они продают свою квартиру.

— Я спросила, откуда у нее такая информация. Ведь мы не собирались ничего продавать, — рассказала «ФАКТАМ» Наталья. — Управдом объяснила, что так ей сказал наш сосед. Якобы он слышал, что мы продаем свою трехкомнатную квартиру по смешной цене — за 11 тысяч долларов (хотя стоит она не меньше 25 тысяч). Я еще пошутила: «Так, может, нам ее просто кому-то подарить?» Разумеется, сказала, что это неправда. Закончив все запланированные дела, мы уехали в Беларусь. А через две недели после нашего отъезда позвонила управдом: «Так вы все-таки продали квартиру? Ко мне пришли два человека и заявили, что они ее купили!»

«Мы исправно оплачивали коммунальные услуги, приезжали сюда в отпуск»

— Честно говоря, я до сих пор с трудом верю, что такое возможно: чтобы квартиру без ведома ее законных владельцев вот так просто отобрали мошенники, — говорит Наталья. — Но в нашем случае именно так и было. Никто ничего не подписывал, а аферистов мы в глаза не видели. Ордер на трехкомнатную квартиру в Белгороде-Днестровском муж как военнослужащий получил еще в 2000 году. В 2001-м мы ее приватизировали и жили в ней до июля 2002-го, пока всей семьей не уехали в Беларусь. С тех пор квартира пустовала. Так как мы находились довольно далеко и не могли часто приезжать, сдавать жилье не решались. Тем не менее мы исправно оплачивали коммунальные услуги, и с квартирой никогда не было проблем. Иногда мы сюда приезжали в отпуск. Окна квартиры выходят на Днестровский лиман, здесь очень хорошее место. В августе 2018 года в Белгород-Днестровский приезжал наш старший сын. Находясь там, он сообщил, что нужно поменять двери. Сын заподозрил попытку взлома. Дверь нашей квартиры была в целости, но дверь в тамбур кто-то буквально раздробил. Соседка, которой мы на всякий случай оставляли ключи, предположила, что дверь тамбура мог взломать неблагополучный соседский подросток. Мы с мужем тогда задумались о безопасности и, приехав через месяц, таки поменяли двери.

— Из квартиры ничего не пропало?

— Нет, и наша дверь была в целости. Мы ее поменяли на всякий случай. Тогда же управдом впервые рассказала мне о слухах, что мы якобы продаем квартиру за 11 тысяч долларов. А когда мы уже были в Беларуси, она огорошила нас новостью, что к ней пришли новые владельцы нашей квартиры! Я спросила, как такое может быть. «Я сама ничего не понимаю, — сказала управдом. — Но у них договор купли-продажи». Мы тут же приехали.

— Вы смогли попасть в квартиру?

— Да, причем без проблем. Там ничего не изменилось. Наши замки, наша дверь. Внутри явно никого не было. Это меня удивило еще больше: получается, что люди, покупая квартиру, даже ни разу в нее не зашли? Мы немедленно обратились к адвокату. Люди, которые приходили к управдому, оставили ей свой телефон. Но, когда по этому номеру позвонил юрист, ответивший на звонок мужчина сказал, что не имеет к нашей квартире никакого отношения. Мы начали выяснять, что же произошло. И узнали, что в Госреестре имущественных прав на недвижимость наша квартира действительно значится за другим человеком, фамилию которого мы раньше никогда не слышали. Он получил право собственности по договору купли-продажи, который был заключен 12 сентября 2018 года. Причем договор он заключал не с нами, а с еще одним неизвестным нам человеком. Только каким образом этот человек получил право собственности на квартиру, которая принадлежала нам? Вот тут и начинается самое интересное.

 

— Наталья, ее муж и двое детей приватизировали квартиру в 2001 году, — рассказывает «ФАКТАМ» адвокат пострадавших Владислав Каланжов. — С тех пор она им и принадлежала. Между тем 10 августа 2018 года в Госреестре имущественных прав на недвижимость у квартиры неожиданно изменился собственник. Мужчина, чья фамилия появилась в реестре, завладел квартирой на основании распоряжения Белгород-Днестровского горсовета, которое якобы было выдано еще в 2003 году. 15 лет (!) человек не заходил в квартиру и ничего с ней не делал, а тут вдруг решил зарегистрировать свое право собственности. Но как горсовет мог выдать такой документ, если квартира уже принадлежала Наталье и ее семье? Оказалось, никак — он его не выдавал. Документ был поддельным. Этот факт нам дважды подтвердили в Белгород-Днестровском горсовете. На самом деле распоряжение под таким номером выдавалось совсем на другой объект недвижимости и касалось совсем других людей. Одним словом, мошенник просто подделал распоряжение горсовета. И за регистрацией права собственности обратился не к нотариусу, а к регистратору из села Точилово Ананьевского района Одесской области, который тут же зарегистрировал за аферистом право собственности на основании поддельного документа. Понятно, что ни один нотариус на такое бы не пошел. По закону регистратор обязан был заглянуть в реестр и, увидев, что квартира принадлежит другим людям (Наталье и ее семье), должен был письменно известить их о происходящем. Но регистратор из Ананьевского района ничего подобного не сделал. Он, ничего не проверяя, зарегистрировал квартиру на другого человека. Это явное превышение служебных полномочий, по этому факту уже, кстати, открыто уголовное производство.

«Через месяц мошенник продал квартиру другому лицу — тоже подставному»

«ФАКТЫ» неоднократно писали, как мошенники использовали кратковременную ситуацию, когда регистрировать право собственности разрешили не только нотариусам, но и сотрудникам предприятий, зачастую даже не имеющим юридического образования. С помощью таких регистраторов аферистам удавалось завладевать чужими квартирами в разных областях Украины. Аферисту для этого понадобилось распечатанное на домашнем принтере постановление суда, которое он принес государственному регистратору (не нотариусу). То, что документ поддельный, было видно невооруженным глазом. Но регистратора это не смутило, и он изменил в реестре фамилию собственника квартиры.

В июле 2019 года подобных регистраторов, которые создают риски рейдерства, начал блокировать Минюст (169 из 277 зарегистрированных коммунальных предприятий лишили аккредитации). Но случай с квартирой Натальи произошел еще в 2018 году, когда мошеннические схемы с такими регистраторами успешно работали.

— Таким образом на основании поддельного распоряжения горсовета и с помощью недобросовестного регистратора мошенник завладел квартирой, — продолжает Владислав Каланжов. — В августе 2018 года его фамилия появилась в реестре, а меньше чем через месяц он продал эту квартиру другому лицу. Очевидно, тоже подставному.

— Явно подставному, — убеждена Наталья. — Сами посудите: если бы квартиру приобрел добросовестный покупатель, он захотел бы перед сделкой как минимум на нее посмотреть. Но в нашу квартиру никто не заходил. Когда мы приехали туда в сентябре, то даже не подозревали, что жилье уже было перепродано. И, кстати, как раз за 11 тысяч долларов — именно эту сумму, если помните, называла управдом, пересказывая мне соседские слухи.

— Узнав об афере, мы обратились в полицию, а параллельно подали иск в суд, — говорит Владислав Каланжов. — В исковых требованиях просили отменить решение о государственной регистрации (сделанное на основании липового документа) и признать недействительным последующий договор купли-продажи. Ответчика (нового владельца квартиры, который ее купил) мы так ни разу и не увидели. По документам он существует, но в суд ни разу не явился. Что еще раз подтверждает, что это наверняка было подставное лицо.

Это кажется невероятным, но за то время, пока шли суды, аферисты успели еще раз перепродать квартиру!

— До подачи искового заявления в суд мы в рамках обеспечения иска просили суд наложить на квартиру арест в виде запрета на отчуждение, — объясняет Владислав Каланжов. — Судья так и сделал. Но Белгород-Днестровский регистратор неожиданно отказался наложить на квартиру арест, мотивируя это тем, что в постановлении суда допущена какая-то незначительная ошибка. И буквально на следующий день квартиру перепродали уже третьему человеку! Позже я обнаружил, что фамилия этого человека фигурирует и в других сомнительных делах по Одесской области. Все эти дела связаны с рейдерским захватом чьей-то недвижимости. Очевидно, мошенники, которые за всем этим стоят, используют подставных лиц для своих целей. Где-то такой подставной человек фигурирует как неожиданно объявившийся внучатый племянник покойного владельца квартиры, где-то — как никому не известный гражданский муж покойницы, после которой осталась недвижимость… Мужчина, которому перепродали квартиру Натальи, как раз в таких делах и фигурирует. И его мы, естественно, тоже так ни разу и не увидели. Более того, я пытался его найти, приходя на судебные заседания по другим делам, где фигурирует его фамилия. Бесполезно. Как и следовало ожидать, он не явился ни на один суд.

Имея на руках очевидные доказательства того, что его клиенты стали жертвами дерзкой аферы, Владислав Каланжов надеялся быстро добиться судебного решения по гражданскому делу. Не получилось. Из-за бюрократических проволочек процесс затянулся на год.

— Один из ответчиков искусственно затянул процесс. Он обжаловал определение суда об открытии производства, полагая, что нарушена территориальная подсудность. Процесс, как он считает, должен проходить не по месту нахождения спорной квартиры, а по его месту жительства, совсем в другом городе, — говорит Владислав Каланжов. — Это требование противоречило законодательству. Тем не менее дело направили в Одесский апелляционный суд, чтобы там определили, где же оно должно слушаться. А в Одесском апелляционном суде оно зависло почти на год. В результате его таки вернули в Белгород-Днестровский суд. Потом к процессу изъявили желание присоединиться представители Белгород-Днестровского горсовета. В результате суд таки вынес решение в нашу пользу, но произошло это лишь в конце января 2020 года.

«Неужели так сложно установить человека, который изначально по липовому распоряжению горсовета переоформил квартиру на себя?»

Белгород-Днестровский суд постановил отменить госрегистрацию на квартиру (совершенную на основании липового распоряжения горсовета) и признал недействительным последующие договоры купли-продажи. То есть квартира вернулась к ее единственным законным собственникам — к Наталье, ее мужу и сыновьям.

— К счастью, нам не нужно подавать иск о вселении, ведь аферисты в квартире так ни разу и не побывали, ключи есть только у нас, — рассказывает Наталья. — Но борьба не окончена. Во-первых, мы не знаем, будут ли они судиться дальше. А если и нет, для меня важно, чтобы мошенников установили и наказали. Но не похоже, чтобы полиция была в этом заинтересована. Уголовное дело открыто уже полтора года, а в нем до сих пор нет подозреваемых. Неужели так сложно установить человека, который изначально по липовому распоряжению горсовета переоформил квартиру на себя? Или найти регистратора из Ананьевского района, который этот сделал? Полиция почему-то не занимается этим. А бизнес мошенников процветает. Наша квартира ведь далеко не единственная. Знаю, что в соседнем доме точно так же лишились квартиры люди, живущие сейчас в России.

 

— Буквально на днях ко мне обратились люди, которые в последнее время живут в Грузии и точно так же потеряли жилье в Белгороде-Днестровском, — говорит Владислав Каланжов. — Только в их случае фигурировал другой поддельный документ: не распоряжение горсовета, а договор товарной биржи. Но принцип тот же. Не исключено, что за этими аферами стоят одни и те же люди. В городе ходили слухи, что к происходящему имеет отношение некий влиятельный человек из Одессы. Но когда я рассказал об этом исполняющему обязанности мэра Белгорода-Днестровского, тот влиятельный человек сам мне перезвонил и заверил, что не имеет к подобным вещам никакого отношения. Кто в этом замешан, должна установить полиция. И мы очень надеемся, что это все-таки произойдет.

«ФАКТЫ» отправили запрос в Главное управление полиции в Одесской области, в котором спросили, как продвигается расследование и почему в уголовном производстве до сих пор нет подозреваемых (установить которых на самом деле не представляет большого труда). Однако на момент сдачи номера в печать ответ на наш запрос мы не получили.


«ФАКТЫ«


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *