Николаевский нардеп от «Слуги народа» употребляет крепкие словечки в своих интервью

12 ноября 2019, 19:10

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Давид Арахамия, николаевский нардеп, руководитель фракции «Слуги народа» употребляет «крепкие» словечки в своих интервью, говоря о партийной деятельности. СМИ их проанализировали, иногда звучит круто: «лучше внутри трахаться по всем возможным вопросам», или — «в первый месяц у меня была ломка», а вот еще — «политический продукт – это масс-маркет». 

О нормандской встрече

— Мой прогноз — до 20 декабря встреча случится. Они (Россия) всячески петляют от нее. Президент Зеленский постоянно общается с Меркель и Макроном, и напоминает, что все взятые на себя обязательства мы выполняем… Они пытались включить туда (в переговоры) газ и любым способом избежать этого процесса. Но, мне кажется, их додавят.

О минских соглашениях

— Они изначально были кабальными условиями, которые вынудили нас подписать во время Иловайска и Дебальцево. Для того, чтобы из них выйти, нужно перейти в другой формат… Россия не верила, что эти договоренности можно будет выполнить. Из-за того, что такая возможность сейчас есть, у нее не остается ничего, кроме как добавлять туда новые условия, либо перейти в другой формат на других условиях.

О статусе Донбасса

— Нет никакой концепции. Такого законопроекта нет ни в Офисе президента, ни в парламенте, ни в Кабмине. Есть попытки спекулировать на этой теме. Любой законопроект подобного рода появится только после того, как появятся новые концепции и рамки, то есть после нормандского формата. Если он отменится вообще, то тогда и отменится необходимость разрабатывать закон. Я просто не понимаю тогда, зачем он нужен. Если он временный, то есть смысл просто продлить текущий.

О новом лидере партии

— После того, как Разумков стал спикером, у нас встал вопрос о смене главы. А Корниенко как раз занимался партией и был вторым по активности, если не первым. Поэтому не было даже смысла рассматривать альтернативных кандидатов.

Об оппозиции внутри фракции

— Как говорится, колхоз – дело добровольное. В партии должны быть люди разного рода. Это обеспечивает плюрализм мнений и сбалансированную позицию.

О «группах влияния»

…есть люди с бэкграундом работы в структурах Пинчука. Я лично такой группы не вижу. Из орбиты Игоря Валерьевича люди есть. Насколько они слаженно и деструктивно играют сейчас? Очень минимально. То есть они есть, они громкие…

… Президент все понимает и спрашивает меня постоянно, какие могут быть варианты решения. Я говорю, что, если ставить на карту разговор с пятью депутатами снаружи или с пятью нашими — я всегда выбираю путь разговаривать внутри.

…Лучше внутри трахаться по всем возможным вопросам, но в конце выходить в зал и голосовать, чем сейчас отрезать всех, кто против, и оставить бутиковую фракцию в 180 человек, а потом бегать и думать, где взять еще 46 голосов.

О реакции Зеленского на переписку Яременко

— Он сильно разозлился. В начале он был сильно радикально настроен вплоть до сложения мандата. Но это вопрос этического характера. К тому же Яременко объективно сильный дипломат. Больше людей возмутила не переписка, а его последующая реакция. Я в шутку сказал, что инцидент с Яременко – это последствия турборежима. Потому что люди фактически живут в парламенте, и личная жизнь у них отсутствует.

О замене Яременко

— В шорт-листе есть три-четыре человека, которых мы можем рассматривать. Лиза Ясько есть, Святослав Юраш, Марина Бардина, Никита Потураев, Мария Мезенцева. Мы сделаем внутренние праймериз, чтобы люди представили свои программы, и фракция определится.

Позиции у меня нет, хочу послушать. На мой взгляд, многие из них сильно молодые. Когда ты будешь общаться с 75-летним сенатором, он может физиологически не воспринимать 23-летнего юношу как субъекта переговоров.

О социал-либерализме

— В целом я считаю, что социал-либерализм имеет место быть, хоть это и крайне трудная задача. Потому что в либертарианстве если ты не смог заработать, стал бомжом и умер, то хрен с тобой. В социализме каждый бомж должен быть переориентирован, трудоустроен и реинтегрирован обществом. Общество у нас супер социальное. Даже молодежь мыслит, что государство должно быть активным участником и регулятором процессов. Если мы будем говорить, что мы не за это, то мы будем представлять не масс-маркет. У нас политический продукт – это масс-маркет. Если у людей в голове есть такое ощущение, то нужно ему соответствовать. Политическая партия – это маркетинговый продукт.

Чем Коломойскому не угодил Рябошапка

— Я не совсем верю, что Коломойскому. На 1+1 не показывают ничего плохого о Рябошапке. Может оказаться, что это индивидуальная неприязнь самого Дубинского. Обычно, когда Игорю Валерьевичу кто-то не нравится — кампания намного широкомасштабнее.

— О Хорошковском

— Нет, я никогда его не видел. А может видел, но не знал, что это Хорошковский.

О Богдане

— Да, довольно часто (встречаюсь). Пару раз в неделю точно… У него обычно одна позиция: почему все так медленно? Он хочет, чтобы все было гораздо быстрее. Я к Богдану отношусь очень позитивно. Многие люди просто воспринимали его как адвоката Коломойского и это сбивало им прицел. Я считаю, что, если бы не было Богдана, то очень многие процессы вообще никак не двигались. Он – супер сильный драйвер позитивных изменений, которые проходят внутри власти… Он – парень сильный по духу. Он не любит никаких компромиссов и ни с кем договариваться. Поэтому и наживает быстро себе недругов.

О фейке про выбитый зуб

— Нет. Я, кстати, был на той встрече. Там даже рядом не было не то что зубов — даже повышенных тонов.

О состоянии

— У меня не осталось никакого бизнеса. Есть венчурный фонд. После продажи бизнеса я все средства реинвестировал в разного рода компании, поэтому в декларации у меня будут деньги, немало биткоинов и венчурный фонд. Активного бизнеса у меня сейчас нет… Все вместе, наверное, $20-25 млн, если бы мне нужно было все продавать и везде выходить…

Я для себя посчитал, что политика за пять лет каденции (если они будут) мне обойдется в $750 000 моих расходов. После политики я вернусь в бизнес. Правда, я еще не решил в какой.

О роли в «Слуге народа»

— В какой-то момент я осознал, что у меня не может быть индивидуальной игры. Я – тренер футбольной команды. Я принял эту роль. В первый месяц у меня была ломка, потому что я хотел индивидуальных достижений. Но потом понял, что их не может быть в такой роли.

«КП в Украине»


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *