Он очень хочет помочь людям, чтобы они хорошо жили — знаменитая актриса о Зеленском

18 июля 2019, 23:30

Читают: 0 Комментариев: 1 Рейтинг:  
 

Лариса Кадочникова прославилась после выхода на экраны картины Сергея Параджанова «Тени забытых предков» в 1964 году, в которой она сыграла роль Марички. Сейчас артистке 81 год. Она живет в Киеве и продолжает играть в Театре русской драмы имени Леси Украинки. 

Мы встретились с Ларисой Валентиновной на Одесском кинофестивале, медиапартнером которого является телеканал «Украина». Легенда украинского кино рассказала, как живет сейчас и почему не собирается эмигрировать из Украины, несмотря на то, что государство ей не помогает.

— Что будете делать в Одессе во время кинофестиваля?

— Я приехала только на два дня, потому что в Киеве у меня спектакль в Театре русской драмы им. Леси Украинки. Поэтому толком ничего сделать и не успею. Кстати, на фестиваль уже далеко не первый раз приезжаю. Город сказочный, особенно эта площадка (летний ресторан при гостинице «Моцарт» — Ред.)… И не поймешь, где ты: то ли в Вене, то ли в Париже, а Одесса, кстати, ничем не хуже.

— А на пляж пойдете?

— Мало очень времени, да и прохладно. Пойдешь на тот пляж и уснешь там (смеётся).

— В этом году вы приехали на ОМКФ как гостья, а в жюри вас не звали?

— Я была много раз в жюри подобных конкурсов, но не этого, и знаю, насколько это нелегко. Ты с утра до вечера смотришь картины, и если повезет, то сможешь выбраться на обед. Я всегда брала с собой блокнот и писала, что интересно, а что нет: роли второго плана, операторская работа, сценарная. Всегда за этим следила, потому оно забывается, а так открыл — и сразу все вспомнил.

«Я и сейчас зарабатываю неплохо»

— Несколько лет назад вы рассказывали, что мечтаете переехать из маленькой квартиры в старом доме. Мечта сбылась?

— Нет, я по-прежнему живу там, но и вправду очень хотела переехать. Нам дали эту квартиру с мужем Юрием Ильенко, но он, к сожалению, ушел из жизни. Тогда мы много работали, и жилье было для нас обычным местом для сна. Сейчас прошли годы, и я не могу сказать, что очень переживаю, но дом страшно неухоженный, а сама квартира маленькая — 29 кв.м, крохотный балкон. К тому же я рисую, и у меня дома более ста картин немаленького размера, нужно все где-то ставить. Мастерской у меня нет. Да если бы она была, то я, может, и не думала б над этим вопросом. Раньше ко мне приезжали киношники и снимали квартиру, она на экране выглядит роскошно. На самом деле это потому что украшена моими работами, они создают некий праздник.

— Вы одна из самых известных советских актрис и по сей день продолжаете играть. Разве не удалось за все это время накопить денег на новую квартиру?

— Скажу честно, я зарабатываю и сейчас неплохо, но не так хорошо, если бы жила на Западе. На жизнь мне хватает, но на квартиру заработать в нашей стране не так уж и легко. Я, конечно, куда только не обращалась, даже в министерство. Они все знают, в каких условиях я живу…

Знаете, я уже не огорчаюсь, потому что великий режиссер легендарный Сергей Параджанов жил в такой же квартире. Там немножко был больше балкон, площадь и дом получше — на площади Победы, напротив цирка. Он ушел из жизни, но остался Параджанов, который входит в пятерку лучших режиссеров мира, как и его фильм. И что, есть какое дело до того, в каком доме он жил? Люди имеют замки, а уходя из жизни, о них быстро забывают. Правда, дети потом дерутся за это имущество…

— У вас же есть звание народной артистки Украины, разве оно не дает никаких привилегий?

— Нет. Вы понимаете, что депутаты знают меня. Я не хочу оскорблять никого, но когда человек живет в хороших условиях, то ему кажется, что так живут все. Им всем все равно. Наверное, должен прийти президент ко мне и сказать: «Лариса, это ваша квартира». А я: «Да». На что он мне сразу: «Боже, немедленно поменяйте ей квартиру». И завтра новое жилье(смеется).

— Вы обращались к экс-президенту Петру Порошенко с просьбой обменять квартиру?

— Однажды меня пригласили на празднование юбилея кинотеатра «Украина», где собралась вся интеллигенция Киева. Там был и Петр Алексеевич. Я выступила и села возле него. Он сказал, что очень рад знакомству. А мне до этого мои друзья говорили: «Если будешь сидеть с президентом, то попросись к нему на прием или скажи о квартире». Ну вы представляете, сидеть на таком мероприятии и говорить на эту тему. У меня язык не повернулся! И мне тогда сказали: «Ты что, это была единственная возможность записаться к нему». Я думаю, что он бы принял меня, но дал ли бы квартиру… Это уже другой вопрос. Может, сказал бы, что это не в его компетенции, что нужно обращаться к городским властям. Но нужно было сказать всего лишь одно слово, и могло бы все поменяться.

«Падчерица подала на раздел имущества, даже не дождавшись похорон»

— После смерти вашего второго супруга Михаила Саранчука его дочь начала претендовать чуть ли не на все имущество. Как решился этот вопрос?

— Тогда я, конечно, очень переживала. После его смерти осталась дача большая, гараж и две машины плюс квартира. Жилье вообще было мое, так как нам дали его, как я уже и говорила, с Ильенко. Дача записана на маму моего мужа. Мне очень нравился этот уютный домик, возле него земли было 7-8 соток. Все годы я снималась, играла в театре и чуть ли не все деньги вкладывала в него.

У меня были отличные отношения с мужем. Он был директором театра, но потом ушел оттуда, так как его вызвали в ЦК и сказали: «Выбирай — Кадочникова или театр». Он им ответил: «Место я никогда не поменяю на Ларису». Это благородный поступок настоящего мужчины. Поэтому мне даже в голову не приходило записать имущество «это твое» а «это мое». Мы жили вместе, и таких вопросов даже не возникало. Он умер внезапно…

Есть, конечно, законы, которые говорят, что имущество родителей должны получить дети. Прошли годы, и я думаю: «А может, они и правильные?» Он ведь очень любил свою дочь.

— С вами она вопрос о наследстве на обсуждала?

— Все было бы хорошо, если бы она пришла ко мне и мы нормально поговорили. Я бы сказала: «Да, давай перепишу все на тебя» или «Давай разделим, я буду приезжать на эту дачу иногда», но она подала документы на разделение в тайне от меня. В день смерти мужа, мы его еще даже не похоронили. А перед этим постоянно приходила ко мне, мы дружили, ездили отдыхать. Так не поступают.

— Так как все разрешилось?

— В итоге дача и гараж отошли ей. Она, конечно, хотела еще и полквартиры, но суд решил, что жилье и две машины останутся мне. Авто я продала, потому что ездить не умею, а шофер попросил у меня тысячу долларов зарплаты. Я ему тогда сказала, что такой зарплаты даже я не получаю (смеется).

— Осталась обида на падчерицу?

— Нет. У нее прекрасные дети, пусть то имущество, что она отсудила, будет им в радость. Но в дальнейшем пусть всегда думает, потому что жизнь – бумеранг, и где-то может потерпеть крах… Нужно всегда помнить, что можно решить все мирным путем. Я, честно говоря, иногда, когда вижу, что творят люди за наследство, то прихожу в ужас.

— А вы общаетесь с ней сейчас?

— После этой ситуации нет.

«С братом из России о политике не говорю»

— Ваш брат Вадим Алисов живет в Москве. Часто с ним общаетесь?

— Да, я вот буквально вчера с ним разговаривала по телефону.

— Возникают конфликты в связи с ситуацией между нашими странами?

— Нет, я когда приезжаю к нему, то всегда говорю: «Вадь, давай не будем о политике», чтобы избежать ругани. Он вообще-то родился в Киеве и часто бывает на стороне Украины. Я даже ему порой говорю, чтобы он был осторожным с такой позицией, так как живет в России.

Конечно, я его очень люблю, у него семья замечательная. Он с Эльдаром Рязановым снял не одну картину и является ведущим оператором в РФ, а сейчас преподает. Но в отличие от наших педагогов зарабатывает хорошо. У него чудесная роскошная квартира, дорогая машина, ему на все хватает.

— Часто ездите к брату в гости?

— Летом очень люблю бывать у него на даче. Она находится на берегу озера. Я приезжаю туда на дней 10 и отдыхаю вместе с ним и его семьей. Бывает, что-то помогаю на кухне, а бывает так, что его жена все приготовит. Приезжает дочь Вадима, внуки — мальчик стал тоже оператором, а девочка поступает в университет сейчас. Он же единственный близкий человек, который остался у меня.

«Я иду по улицам Киева, а ко мне подходят люди и желают счастья»

— В России, как вы сами сказали, зарплаты намного выше. Да и картин там снимается побольше.  Не думали переехать Москву?

— В Москве действительно развит кинематограф, но сейчас и у нас с этим не хуже — государство выделяет много денег на украинское кино. Бывает, люди играют много где и их не знают, а бывает, что сыграешь одну роль и становишься знаменитым на весь мир. Мне очень повезло, я сыграла в гениальной картине Параджанова. Стала любимицей. Я иду по улицам Киева, а ко мне подходят люди и желают счастья, здоровья, говорят «какая вы прекрасная!». Вот как можно после такого отношения прекрасного взять и уехать?

Мы собираем в театре постоянно аншлаги. Даже вот недавно, была жара 37 градусов, и люди все равно пришли. Им надоела эта политика, они хотят духовности.

Да и нужно понимать, что в моем возрасте если переезжаешь в другую страну, то там должен быть для тебя покровитель, в хорошем смысле этого слова. Он скажет: «Эта актриса будет работать в таком-то театре». Но этого быть не может, потому что в каждом театре есть свои примадонны, актрисы, и вдруг приезжаешь ты из Киева…

— Но вы же после развода с Ильенко поехали в Россию?

— Да, это был очень тяжелый период в моей жизни, и я уехала. Все были шокированы нашим разводом. Я очень переживала и перестала вовсе сниматься. У меня было ощущение, что я должна поменять жизнь. Тогда приняла для себя решение ехать в Москву. У меня там приятельница-режиссер Алла Кигель в театре Маяковского начала ставить спектакль «Дядя Ваня». Она порекомендовала меня руководству, и я очень им понравилась. Но после пришли актрисы, которые уже давно играют в этом театре, и с возмущением спросили: «А мы что, не можем играть эту роль?».

Меня не утвердили, а Алла сказала, что без меня ставить спектакль не будет, и уехала в Америку. Я к ней, кстати, приезжала года 3 назад, прекрасная женщина. После этого случая я поняла, что если ехать куда-то, то только знать, что у тебя там точно есть работа и ты будешь кому-то нужен. Да и разве можно променять киевский Театр русской драмы на что-то другое? Меня любят, нельзя плеваться… Это большой грех.

— Как оцениваете качество современного кинематографа? Что из последних отечественных работ смотрели?

— Я много картин видела украинских, так как часто сижу в комиссиях. Не очень хочется называть имена режиссеров. Но могу сказать, что очень люблю Дмитрия Томашпольского, он снимает много хороших фильмов, Госкино финансировало несколько из них. Кстати, мы сняли с ним картину «Автопортрет». Томашпольский мне сказал: «Будешь со-продюсером». А я, если честно, никогда и не мечтала им быть. (В этот момент зазвучала музыка на веранде. – Авт.). О, это же музыка из нашего фильма. Удивительно, как будто услышал!

Нам, украинцам, важно не смотреть на других, а снимать свое кино, которое будет узнаваемым. Его посмотрят и скажут: «О, а это Украина». Откровенно говоря, кино стало таким жестоким, к примеру, картина «Донбасс» — после ее просмотра мне было очень плохо. Я поняла, что так жить нельзя. Раньше было много радости, света, жизни в лентах. А сейчас кино похоже одно на другое.

Подражать Америке бессмысленно. Наши фильмы никогда не будут покупать так, как их, только потому что в год они выпускают уйму картин с голливудскими актерами, красивыми картинками и огромными бюджетами. Нужно создавать что-то свое.

«Параджанов был гением»

— На Буковине, где проходили съемки фильма «Тени забытых предков», часто бываете? Это ведь знаковое для вас место.

— Мы ездили туда прошлым летом на день рождения Ивана Николайчука. Были и в музее, и в тех местах, где снималась картина. А встречают люди, конечно, там… Ну просто боготворят. Для них «Тени забытых предков», Маричка и Иван — это святое. Они счастливы меня видеть, всегда приглашают за стол. Эта картина открыла им их народ. Вот был человек другой национальности (Параджанов. — Ред.), который показал их жизни, природу по-другому. Он распахнул их крылья — и полетел его фильм по всему миру.

— Каким Параджанов вам запомнился?

— Он был гением и работал не как другие режиссеры театральные и киношные. Вот он увидел меня, мои глаза, и он этот облик сохранил. Распустил волосы мне и надел на нас эти рубашки.

Мы снимали «Тени забытых предков» целый год, в то время как сейчас сериалы за 3 месяца делают. Нам выпала возможность невольно вливаться в природу.

А Юра Ильенко был гениальным оператором, который на тот момент только окончил университет. Мы тогда как раз поженились, и Параджанов, не сомневаясь, взял его. Снимая, он уже знал, каким будет его кино.

«Каждый должен заниматься своим делом»

— 21 июля в Украине пройдут досрочные парламентские выборы. Баллотируются многие артисты. Как считаете, это правильно?

— Думаю, что нет. Понимаете, к примеру, актерам кажется, что они могут запросто «схватить» и эту профессию, сыграть и эту роль. Нет, не ради наживы и чувства «главенства». Это совершенно другая профессия. Нужно еще и понимать многое. Нужно знать, как все живут, что с промышленностью, что с культурой, медициной, образованием… Зачем им это нужно?

— А что о новом президенте думаете?

— Поначалу мне он нравился, думаю «такой интересный». А сейчас понимаю, что это очень сложно. Это нужно какое здоровье иметь и сердце, чтобы все это выдержать. И обязательно будут недовольные, враги, будут подставлять ножки, а этот человек и знать не будет.

Все-таки это должен быть профессионал, который долго в политике. Мне кажется, что в первую очередь ему не хватит сил и здоровья… Вы только представьте, целый день огромная нагрузка на мозг, а ночью нужно лечь спокойно и уснуть. А в голове-то — миллионов вопросов: это не получается, это нужно сделать, то, другое, пятое, десятое. Но дай бог, конечно…

Все смотрели, как он шел по этой дорожке на инаугурацию и к нему так тянулись люди. Он подпрыгивал, как актер: «я ваш», «я с вами». И вдруг сделали крупный план, и я увидела глаза, наполненные тоской. Они говорят о многом. И я поняла, что он очень хочет помочь людям, чтобы они хорошо жили.

— А если бы вам предложили в депутаты податься, вы бы согласились?

— Нет, мне даже это неинтересно. Это же такая ответственность. Ты в ответе за людей. Мне очень нравится работать в театре, это мое. Все-таки я считаю, что каждый должен заниматься своим делом.

kp.ua


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Комментариев: 1

  1. Аватар izbiratel

    Нельзя голосовать за слуг барыг. Не только потому, что они будут слугами барыг, а не народа. Также потому, что Зе — наполеончик. Вот понаблюдайте за ним сейчас. Он ездит по стране и с видом барина «наводит порядок» и отчитывает нерадивых «холопов». Общается свысока, с чувством собственного превосходства. Корона на голове уже обозначилась. Не забывайте: это только начало. Дальше из него может получиться Пуйло-2. Поэтому всю власть ему ни в коем случае давать нельзя.
    При неблагоприятном развитии событий «Слуга народа» может превратиться в «Единую Россию» — закрытое мафиозное сообщество, использующее власть исключительно для личного обогащения. Поэтому ни в коем случае нельзя допускать, чтобы у «слуг» получилось более 50% голосов.

    Нужен противовес, а ещё лучше — несколько противовесов.
    Чем больше партий пройдёт, тем лучше для народа, потому что будет больше предохранителей от узурпации власти одной партией.

    Надо разбавить монополию «крупняков». Для этого лучше всего подойдёт «Рух новых сил» (Саакашвили). Возможно, «Гражданская позиция» (Гриценко) и «Сила и честь» (Смешко).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *