Под Офисом президента прошла акция: николаевские ветераны Афганистана встретились с представителями власти — видео

26 декабря 2019, 11:24

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Николаевская областная организация УСВА побывала в Офисе президента Украины, приняла участие во всеукраинской акции ветеранов Афганистана, где было три тысячи человек, направленной на улучшение социальной защиты. Воины-интернационалисты отправились в столицу, чтобы быть услышанными. У них образовалась масса проблем из-за принятого решения по монетизации льгот: встреча с Офисом президента состоялась.

В редакцию «Николаевских известий» пришли Юрий Соловей, руководитель областной организации, и его заместитель Александр Завражин. Они поделились мнением о поездке, о встрече в ОП.

– Расскажите о своей поездке в Киев. С чем это было связано?

Юрий Соловей – Это было связано с тем, что каждая новая власть пытается испытать нас на прочность: мол постарели, и поэтому можно сэкономить за счёт них бюджет. Но мы доказали, что силы у нас ещё есть. Мы приехали в Киев, поскольку есть ряд проблем, которые накопились уже при нынешней власти. Та же монетизация льгот проходит через «пень-колоду». Очень многие недовольны этим. Также нужно вспомнить попытку изменить Закон «О статусе ветеранов войны, гарантиях их соцзащиты». Уже начинают разделять по принципу – одни ветераны лучше, другие – хуже. В ныне действующем законе таких разделений нет. Опять же монетизация льгот на проезд, где оставляют нам 30 поездок по 5 гривен, включая межгород. Для примера, за месяц это получается в порядке 150 гривен. То есть, оплачивается, скажем, дорога от Первомайска до Николаева в одну сторону, чтобы человек приехал в госпиталь. Это полная ерунда. Далее, медицинская реформа. Согласно ныне действующих правил с 2021 года ветеран не сможет лечь в госпиталь, чтобы, допустим, понизить давление бесплатно. В порядке исключения – какие-то экстренные случаи: инфаркт, инсульт, переломы и так далее. Вот в связи с этим мы поехали. Около 3 тысяч человек расположилось под Офисом президента. От Николаевской области приехало чуть больше 100 человек. Добирались — кто как смог: кто автобусом, кто поездом, кто автостопом.

Юрий Соловей
Юрий Соловей

Александр Завражин – Это всё было за счёт собственных средств.

Александр Завражин
Александр Завражин

Ю. С. – Мы всё это сделали сами. У нас не было спонсоров, нам никто не помогал. Постояли мы под Офисом где-то с полчаса, и к нам вышли. Если говорить о такой же акции в 2018 году, то тогда мы простояли под Верховным Советом четыре часа, и оттуда к нам никто не вышел. Тогда уже афганцы сами пошли у Верховный Совет «в гости». Только после этого к нам начали выходить и говорить, мол, какие мы хорошие, классные и так далее. Здесь к нам подошли, и предложили организовать переговорную группу в количестве десяти человек и зайти в здание Офиса президента. Я попал в состав переговорной группы. С их стороны делегацию представляла заместитель руководителя ОП Анна Коваленко. С нашей стороны – наш председатель Сергей Васильевич Червонопиский. В начале разговор «не клеялся». С той стороны не то, чтобы не хотели нас слушать, но несколько вальяжно нас слушали, с лёгкой иронией. Но мы заявили, что сейчас выйдем и скажем как есть, что с нами толком разговаривать не хотят. После этого в течение пяти минут пригласили заместителя министра социальной политики, заместителя министра по делам ветеранов. Начался разговор. Он долгое время был напряжённым. В конце-концов сошлись на том, что необходима встреча Украинского союза ветеранов Афганистана с президентом. Хотя они упирались долго: давайте без него это всё будем решать. Также договорились, что необходимо провести встречу с министром социальной политики, где будут обсуждаться все вопросы, все болевые точки. Сказать, что все вопросы решены – нет. Но всё же диалог начался. До этого даже на письма не отвечали. Можно же было поговорить с нашим руководством в Киеве, но, как видите, не хотели. Для того, чтобы начался разговор нужно было привести 3 тысячи человек.

– А как люди? Какое у них было настроение?

А. З. – Юрий был в Администрации президента, а мы были с этой стороны. Если говорить о настроении, то «градус накала» весьма большой. Почему? Потому, что это вопросы, которые тревожат ветеранское общество. Может воинов АТО в силу их молодости и работоспособности это не так сильно коснулось, но это же вопрос времени. Это коснётся всех. Теперь о монетизации льгот. Огромная работа легла на районные департаменты по социальной защите. Какие-то недочёты – это не всегда вина людей, ведь в программах случаются ошибки и сбои. Также не заключают договора Ощадбанк с поставщиками услуг, огромные вопросы возникают у людей, которые живут в ОСМД. Нет договора – Ощадбанк не может перечислять деньги для льготников. Ещё масса вопросов возникает чисто технических: к примеру, кто-то подал свой городской телефон, но обязательно же нужен именно мобильный, чтобы был этот личный кабинет и прочее, или же кто-то подал информацию с указанием мобильного, но его – нет в базе. Это не единичные случаи, и, если мы берём всю Украину, то на выходе – огромное количество недовольных людей этой монетизацией. К тому же они понимают, что эта монетизация не покрывает льготу, которая была. Идёт ухудшение, которое, естественно, вызывает массу вопросов.

– А в Николаевской области есть какой-то диалог с властью?

А. З. – Вся парадоксальность ситуации в том, что все эти вопросы решаются не на уровне области. Здесь меняются руководители, но какой-то диалог все-равно есть. Всегда находилось понимание.

Ю. С. – Ситуация по госпиталю повисла в воздухе по той простой причине, что попытки провести что-то через комиссии областного совета есть, но нас об этом не информируют, мы узнаём обо всем через знакомых депутатов. Хотя на встрече в госпитале нас заверили, что будет создана рабочая группа, куда войдут представители ветеранских организаций, и будут обсуждать эту тему вместе со всеми. Обсуждения нет, разговоров нет. Значит что-то там не чисто. Первый раз нам показали какой-то слайдик с перечнем тезисов о том, как нам будет хорошо: улучшить то, улучшить то, а за счёт чего, каким образом – не ясно.

А. З. – Нет объяснений, за счёт какого бюджета.

– Есть областной бюджет, есть частный вуз.

Ю. С. – Согласно медицинской реформе могут возникнуть проблемы с лечением ветеранов. Нас, конечно, первый заместитель министра по делам ветеранов заверил, что всё будет хорошо, но сам принцип, сам смысл реформы вызывает у нас сомнения, что всё будет хорошо. Иными словами: откуда будут поступать деньги на лечение ветерана после того, как он ляжет на койку? Я задал вопрос: «А если у госпиталя нет средств на лечение, то что с ветерана будут брать деньги, а потом ему их будут возвращать? Как это всё будет выглядеть? Вы зачем такой механизм создаете?»

Ответили, что они будут ещё работать над этим всем. Мы настояли на том, что должна состояться встреча с президентом, чтобы представители из каждой области смогли задать вопросы, поделиться своими взглядами, где будет вестись официальный протокол, где будут протокольные поручения, в реализации которых мы будем участвовать. Вот тогда появляются какие-то гарантии, а пока это всего лишь разговоры: «Ребята, мы вас любим. Мы вас услышали». Но для того, чтобы нас услышали пришлось приехать 3 тысячам людей. И только после этого начался разговор, а до этого нам говорили: «Ребята, у нас писем нет». Червонопиский обращается к ним: «Ну, подымите все документы». Приносят, и он говорит: «Вот видите, одно моё письмо – ваш входящий, вот второе письмо – ваш входящий, вот третье письмо, где вы перенаправили на Кабмин. Хотя в этом письме мы как раз на Кабмин и жалуемся, а вы переправляете письма тем, на кого мы жалуемся».

– Радует то, что вы «встряхнули» власть, заявили о себе, показали, что вы – огромная сила. Ведь со всеми нужно считаться, и в каждой области.

Ю. С. – Я бы ещё хотел бы акцентировать внимание вот на какой вещи: когда мы ехали назад, прозвучал спич, как мне сказали на 1+1, что, якобы в Киеве под Верховным Советом дрались какие-то агрессивные афганцы. Николаевские афганцы не были 18-го числа под Верховным Советом! Мы сразу пошли к Офису президента. Конечно, мы не ангелы небесные, и как поётся в старой песни – «суровые брови насупим, если нас попытаются сломать». Лишней агрессии у нас просто нет, нет агрессии ради агрессии. Мы совершенно нормально разговариваем, если с нами разговаривают нормально, если нас слышат.

– Молодцы! Проявили свою силу, мужество и характер. Я думаю, что всё сложится. Всё будет хорошо.

Ю. С. – Да, посмотрим.


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *