Полиция восемь лет искала маньячку

02 июня 2019, 18:31

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Во времена Шерлока Холмса или Эркюля Пуаро для сыщиков было раздолье. Улики на месте преступления шаткие, свидетели путаются в показаниях — ищи ветра в поле. Вот и приходилось блистать умом, подключать дедуктивный метод…

А сейчас все, как правило, скучно. Пробил следователь биллинг (статистику активности мобильных телефонов) в радиусе полукилометра от преступления — и сразу сузил круг подозреваемых до пары человек. Извлек частицы кожи из-под ногтей жертвы, послал на ДНК-анализ — и пожалуйста, известны примерная внешность и пол злодея, современные технологии это позволяют. А если искомый душегуб уже числится в картотеке — вызывай опергруппу и бери его тепленьким.

Но порой современные технологии не облегчают криминалистам жизнь, а выставляют их круглыми дураками. Именно так произошло с женщиной-призраком из Германии, которую лучшие силы полиции тщетно искали восемь лет… Рассказываем по порядку.

Убийца-душитель

Вечер 26 мая 1993 года. Городок Идар-Обер­штайн, Западная Герма­ния. Пенсионерка Лизелотта Шленглер накрыла стол к ужину — как оказалось, последнему в жизни. В гостиной — набор для чаепития, только что доставленный букет цветов… И тело 62-летней хозяйки, задушенной бечевкой от того самого букета. Дверь не взломана. Возможно, жертва была знакома с убийцей (который и принес ей цветы), пригласила на чай… Но больше зацепок нет. Отпечатков пальцев не найдено, следов ограбления нет. Вздохнув, офицеры сдают дело вместе с уликами в архив.

21 марта 2001 года. Еще один западногерманский городок — Фрайбург. В антикварной лавке убит ее владелец, 61-летний коммерсант Йозеф Вальценбах. Вернее сказать, задушен бечевкой. Циничный убийца вешает на магазин табличку «закрыто», берет кошелек жертвы с парой купюр (хотя товаров на полках — на десятки тысяч). И уходит, не оставляя следов.

Полиция действует по инструкции, поднимает архивы. Изучает нераскрытые убийства пожилых людей посредством удушения с неясным мотивом. И… находит отчет о гибели Лизелотты Шленглер восьмилетней давности. Кстати, до Идар-Оберштайна от Фрайбурга — всего 200 километров по прямой!

Следователи извлекают из хранилища улики по предыдущему делу — те самые чашки, из которых старушка пила чай с будущим душегубом. Технологии шагнули вперед, теперь можно извлечь ДНК даже из частиц пота, оставленных загадочным гостем на фарфоровой ручке. Все эти годы улики находились в стерильном здании архива с постоянной температурой, биологические образцы отлично сохранились. Анализ показывает: убийца — женщина! Возможно, из Восточной Европы. Возможно, светловолосая славянка.

Но самое главное — данные анализа чашек Лизелотты и антикварных товаров из лавки Йозефа, к которым тоже прикасалась преступница, совпали!

Еще одно прозвище неуловимой преступницы — Женщина без лица. Ведь она не засветилась ни на одной видеокамере и не оставила почти никаких следов! Фото: Скриншот видео

Исчезающие следы

Скорее всего, женщина — маньяк, серийный убийца с психическими отклонениями, полагает полиция. И новые преступления загадочной дамы не заставили себя ждать.

Октябрь того же года. Играя в парке, ребенок-первоклассник из Герольштайна наступает голой ножкой на шприц. Испуганная мать приносит улику в полицию. Никакой опасности в шприце экспертиза не обнаруживает, зато… находит следы ДНК, обнаруженные ранее на чашке и в лавке антиквара.

Через пару недель те же биологические следы выявлены на недоеденном печенье, которое оставил на месте преступления взломщик припаркованного фургона в Буденхайме. Между двумя городками — лишь около сотни километров, да и от района предыдущих убийств — рукой подать.

Кольцо сужается… Но загадочная женщина из него выскальзывает, вновь надолго залегая на дно. Не человек, а призрак какой-то! Так преступницу и называют — Призрак.

2004 год. Неуловимая фрау выходит на дело примерно в 300 километрах от мест предыдущей «работы», во французском городке Арбуа. Обчищает магазин вьетнамских ювелиров. На сей раз сбегает с богатой добычей и сообщниками. Преступников целых трое, все в масках. Но на игрушечном пистолете, которым один (вернее, одна) из них угрожает владельцам лавки, полиция вновь найдет ДНК женщины-призрака.

2005 год. Преступница возвращается в Германию: ее биологические следы обнаруживают на месте перестрелки между двумя бандами цыган в западногерманском Вормсе.

В 2006 — 2007 годах неуловимая преступница переквалифицируется в домушницу — ее биоматериалы, например, находят на камне, которым разбили окно в квартире перед ограблением.

Полиция теряется в догадках. Маньяк, вернее, маньячка? Но убийства прекратились, теперь только кражи и разбой. Наркоманка? Да, такие ради новой дозы готовы на что угодно и частенько промышляют кражами и грабежом. Но «торчки» не смогли бы проворачивать дела чисто. А тут — дьявольски хитрая особа, почти не оставляющая следов, кроме ДНК.

Преступница на все руки

25 апреля 2007 года. В германском Хайльбронне прямо в патрульной машине застрелена 23-летняя девушка — офицер полиции Мишель Кизеветтер. Ее напарник тяжело ранен, еле выкарабкался с того света и ничего не помнит. На месте преступления — те же самые ДНК.

Да что же это за бой-баба такая, которой двух офицеров завалить — раз плюнуть? Или она действовала в группе? Но ни один из полицейских информаторов никогда не видел этой светловолосой женщины, которой уже должно быть как минимум под 40, даже несмотря на награду в 300 тысяч евро, назначенную за помощь в поисках. И все ранее схваченные преступники упрямо отрицают, что ее знают. Запуганы? Да и камеры сейчас на каждом углу, а подозреваемая ни разу не попала на них хотя бы со спины…

Голова у следователей шла кругом. ДНК женщины-призрака находили на местах десятков мелких и крупных преступлений по всей Западной Германии, во Франции и Австрии.

Наконец, в ФРГ накрыли банду нео­на­ци­стов. Железобетонные улики свидетельствовали: сотрудницу полиции Мишель Кизеветтер застрелили именно они. Убивали из ненависти, хотели показать, кто в городе хозяин.

Постойте, но ведь ДНК-анализ указывал на ту самую преступницу-универсалку… И тут следователи впервые задались вопросом: а что, если экспертиза допустила ошибку?

Мишель и ее напарника расстреляли, когда они находились в полицейской машине. Фото: Скриншот видео

Шокирующая развязка

Елки-палки! Точнее, палочки

Наконец выяснилось: ватные палочки, которыми криминалисты брали соскобы с образцов, оказались загрязнены чужой ДНК. Скорее всего, кем-то из сотрудниц фабрики, где их производили. Предприятие быстро вычислили, оно находилось в баварском городе Тиссау. Здесь долгие годы несколько западногерманских земель (а иногда Франция и Австрия) закупали расходники для экспертиз.

— Но вы же их перед упаковкой дезинфицируете? — недоумевая, спрашивали полицейские у технологов фабрики.

— Да, мы делаем антибактериальную обработку, палочки стерильны. Но ведь ДНК — это не бактерия, ее уничтожить сложнее. Да и не предназначен наш товар для такого рода экспертиз…

Теперь в деле Призрака оставался всего один вопрос. Следователи провели новые экспертизы (в сумме с предыдущими мерами по поиску мифической женщины-убийцы оно тянуло уже на 15 — 20 млн евро). И нашли-таки среди работниц фабрики светловолосую уроженку Восточной Европы — 71-летнюю польку. Та много лет назад приехала в Германию гастарбайтером и исправно упаковывала несчастные палочки, загрязняя их собственной ДНК.

Так в 2009 году абсурдной сказке о не­уловимой преступнице пришел конец. А что же на самом деле? Кто все-таки убил Лизелотту Шленглер и Йозефа Вальценбаха, кто взламывал магазины, фургоны и квартиры? Часть преступлений позже удалось раскрыть, а часть нет: время было упущено, потому что полиция восемь лет шла по ложному следу.

Такими палочками брали образцы ДНК на месте преступлений. Фото: globallookpress.com

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *