Сущенко перевели в камеру к язычнику

27 декабря 2016, 23:27

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Заканчивается год. В России скоро нагрянут бесконечно длинные новогодне-рождественские праздники. Общественная жизнь там полностью замрет. В том числе, закроются для посещения тюрьмы, СИЗО. А еще — через несколько дней три месяца со дня задержания корреспондента «Укринформа» Романа Сущенко. Адвокат Фейгин в интервью «Укринформу» подвел текущие итоги «дела Сущенко» и рассказал, чего ожидать в ближайшем будущем.

 

НОВЫЙ СОКАМЕРНИК СУЩЕНКО — РУССКИЙ НАЦИОНАЛИСТ, РОДНОВЕР

— Марк Захарович, удалось ли вам сегодня попасть к Роману?

— Да, побывал сегодня у Романа и хочу передать его поздравления с большими праздниками всем близким, друзьям, коллективу «Укринформа». Другой возможности передавать поздравления уже не будет. 30 декабря тюрьмы, СИЗО в России закроются на длинные выходные. А это значит, что в следующий раз попасть к Сущенко я смогу только через вторник, то есть 10 января. Что еще важно, завтра, в среду, Романа посетит украинский консул в Москве Г.С.Брескаленко. Ждем новостей и после этого визита.

— Есть ли у Романа какие-то существенные новости в условиях содержания?

— Имеются текущие вопросы. У него исчерпалась 30-килограммовая норма передач. Но еще остается норма в 50 килограмм — через почтовые отправления. Сущенко опять поменяли камеру. Но в этот раз поменялся еще и сосед. Его новый сокамерник — русский националист, задержанный по одному из многочисленных дел, которые сейчас заводят против этой категории.

— Можете ли сказать о соседе чуть подробней?

— Это язычник, «родновер» (родноверие — религиозное движение-реконструкция неоязыческого толка, провозглашающее своей целью возрождение славянских дохристианских обрядов и верований, — ред.). Сразу скажу, что отношения у них нормальные — они ладят. Так что в этом смысле волноваться за Романа не стоит… Но теперь у Сущенко нет телевизора и холодильника. Будем решать эту проблему. В прежней камере Роман еще успел посмотреть по телевизору пресс-конференцию Путина. Следил за тем, как Роман Цымбалюк задавал вопрос о нем. Сущенко надеется, что это в какой-то степени поможет сдвинуть ситуацию с мертвой точки. В этом смысле мы с ним позитивно оцениваем тот факт, что российский омбудсмен Москалькова посетила в СИЗО Николаева двух военнослужащих, крымских дезертиров — Максима Одинцова и Александра Баранова. Это дает некий вариант обмена. Не знаю, в каком соотношении: один к двум, один на одного, два на два и т.д. Пока что важен сам факт посещения и наличие какого-то варианта.

БУДЕМ НАСТАИВАТЬ НА ПРАВЕ ПОЗВОНИТЬ СЫНУ И ВСТРЕТИТЬСЯ С ЖЕНОЙ

— Какие новости есть по ходу следствия? 

— В ближайшее время будет проведена психолого-психиатрическая экспертиза. Скорее всего, сразу после новогодних праздников. Вряд ли она будет проводиться стационарно, скорее всего — амбулаторно. Придут специалисты, поговорят с Романом. Это рутинная процедура, три месяца экспертизы не было, и вот ее проводят. Кстати, по желанию задержанного, он может участвовать в данной экспертизе в присутствии адвоката… Продолжаем настаивать на возможности общения Романа с близкими, в частности, чтобы он мог позвонить сыну. Важна и возможность личного, персонального общения, прежде всего с супругой. В целом, думаю, приезд Анжелики Сущенко в Москву наиболее естественен и безопасен. Да, еще подали ходатайство об исполнении соглашения о взаимной правовой помощи между Россией и Украиной (оно было заключено еще в 1993 году)…

— Постойте, но мы, кажется, уже говорили по этому поводу.

— Да, но это долгая, так сказать, многокомпонентная история. Ранее я подавал адвокатский запрос украинскому консулу в Москве Г.С.Брескаленко о помощи в предоставлении документов, справок из нескольких украинских учреждений. Во-первых, это справка от работодателя Романа Сущенко — «Укринформа», в котором он работает уже 14 лет, попросим сказать более подробно — о последних годах, когда Сущенко работает аккредитованным корреспондентом в Париже (с 2010 года, — ред.). Во-вторых, справка из Киевского национального университета им. Т.Шевченко, где Роман получал профильное образование в Институте журналистики. И третье — справка от Главного управления разведки Министерства обороны Украины, которое ответит, что… А я не знаю, что ГУР МОУ ответит. Если скажут, что Роман Сущенко — их штатный сотрудник, полковник, как об этом вещает российская пресса, буду как адвокат исходить из этого. Если же ответят, что Роман Сущенко никакого отношения к этой структуре не имеет, то буду основываться на этом… Но с приобщением этих ожидаемых документов к делу не все так просто. Вы, вероятно, помните, какие были проблемы в подобных случаях у нас в деле Савченко, в делах других украинских политзаключенных. Поэтому я обратился с ходатайством в адрес следователя Крекова, чтобы и он, параллельно со мной, обратился с подобным запросом через Генеральную прокуратуру России. В противном случае, по опыту предыдущих дел мы знаем, как это может быть: российский суд просто откажется приобщить эти документы к делу — и всё. А я сделаю всё, чтобы данные справки были учтены при рассмотрении дела.

— Есть ли какой-то ответ от следователя Крекова?

— Пока нет.

ПОСТАРАЕМСЯ, ЧТОБЫ РОМАН МОГ ПРОДОЛЖИТЬ ЖУРНАЛИСТСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

— Что еще у вас в планах?

— Мы с Сущенко обратимся по поводу его ареста и содержания в тюрьме в ОБСЕ. Эта организация имеет тесный контакт с Кремлем. И поэтому может напрямую эффективно говорить по каким-то вопросам. Но пока мы еще обсуждаем, каким образом будем оформлять это обращение. Собираемся тесно работать с «Репортерами без границ», а также международным ПЕН-клубом (PEN International, — ред.). Русский ПЕН-центр, как мы видели по последним новостям, сейчас, увы, находится в плачевном состоянии (недавно руководящие органы Русского ПЕН-центра открестились от обращения отдельных его членов с просьбой о помиловании Олега Сенцова, — ред.). Но PEN International — другое дело. С ними можно и нужно работать.

— Кстати, в России многие неправильно воспринимают ПЕН-клуб, как некую эстетскую организацию, в то время как на самом деле PEN — это аббревиатура от «poet» (поэт), «essayist» (эссеист), «novelist» (романист). И многие журналисты (эссеисты) являются полноправными ее членами. Как коллега могу сказать: Сущенко — активный, много пишущий журналист. Есть ли у него возможность как-то продолжить свою профессиональную деятельность в Лефортово?

— Вопрос важный и непростой. Роман действительно не может не работать, в том числе и будучи под арестом. Мы сейчас рассматриваем возможность, как бы он мог законно каким-то образом передавать свои журналистские тексты.

— Да, очень хочется, чтобы это случилось. А что это могло бы быть, в каком жанре?

— Очерки, бытовые зарисовки о существовании в условиях СИЗО Лефортово. Потом — Роман сейчас много читает. Думаю, любопытны были бы его размышления о прочитанных книгах. Ну и самое, на мой взгляд, существенное — публицистика. Тут Сущенко есть что сказать.


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *