Экспертиза установила, кому принадлежит голос на записях по MH17

25 апреля 2017, 7:51

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

Ветеран войны в Афганистане и лидер самообороны Запорожья Сергей Тиунов узнал своего сослуживца в «Хмуром» — бывшем российском офицере Сергее Дубинском, подозреваемом в переправке «Бука», из которого был сбит самолет рейса MH17 в июле 2014 года.

Об этом пишет «УНИАН» со ссылкой на издание «Новая газета«.

В интервью изданию Тиунов рассказал, что дружил с бывшим главой «ГРУ ДНР» Сергеем Дубинским и обсуждал с ним последствия трагедия МН17. Тиунов вместе с Дубинским в конце 1980-х годов проходил службу в разведывательной роте 181-го полка в Афганистане. Однако дружба между бывшими сослуживцами по разведроте завязалась лишь в конце 2010 году на только что созданном интернет-форуме для ветеранов. В 2011 году однополчане встретились в поселке Великая Новоселка Донецкой области.

По рассказам Тиунова, Сергей Дубинский поселился на Донбассе в 2004 году, с тех пор как уволился из российской армии и вернулся со службы в Чечне в звании полковника. В последний раз Тиунов был в гостях у Дубинского в апреле 2014 года, и уже тогда стало ясно, что они находятся по разные стороны баррикад.

Лидер запорожской самообороны говорит, что Дубинский отправился воевать за боевиков «ДНР» в мае 2014 года. Это произошло после того, как его поселок «жестко заняла» группа украинских добровольцев, проведя рейд в поисках сочувствующих «русской весне». «Серега и так был не в восторге от последних событий, а тут такое. Последняя капля, как говорится», — говорит Тиунов.

По словам Сергея Тиунова, после Иловайской трагедии благодаря знакомству с Дубинским он смог вывезти из плена несколько десятков украинских военных. Во время одного из таких освобождений в октябре 2014 года между бывшими сослуживцами состоялся разговор, в котором всплыла тема сбитого «Боинга».

«Тиунов с Дубинским отошли в сторону для разговора. «Видишь, как жизнь сложилась, Сережа, — сказал «Хмурый». — В Афгане мы с тобой на одной стороне воевали, а сейчас воюем друг против друга. Никак не пойму, почему ты за хунту».

Тиунов вспоминает, что в ответ не сдержался: «Но пассажирский самолет-то по-бандитски сбили вы!», — сказал он и отметил, что по лицу увидел, как это задело его собеседника. Дубинский ответил: «Ты же не считаешь, что это я сделал [сам]?» А потом показал пальцем наверх: «Это же сделали уроды из Москвы!».

«Ему был такой разговор неприятен, потому что ему приходилось оправдываться. Все-таки он военный человек, а не бандит», — продолжает Тиунов. «[Мне было очевидно]: он понимал, что сопричастен и частично виновен в гибели гражданских людей. Так что он быстро свернул разговор: мол, всё, уезжай, а то сейчас засекут и накроют минометами и тебя, и меня».

В следующий раз обмен пленными состоялся в ноябре 2014 года. Во время обмена между Тиуновым и Дубинским снова возник разговор о малайзийском «Боинге».

«Он мне сухо тогда сказал: «Сереж, мы в «ДНР» к крушению не имеем никакого отношения. «Боинг» сбил украинский летчик на СУ. Я сразу понял, что к этому времени они уже выработали легенду. Потому что [«Хмурый»] уже не высказывал никакой обиды, эмоций… Больше с тех пор мы не виделись», — вспоминает Тиунов.

Сергей Тиунов не считает, что Дубинский – главный виновник трагедии рейса МН17. По его мнению, он – ключевой свидетель, но не убийца. Тиунов считает, что Дубинский не нажимал на кнопку «Бука», а только «координировал передвижение».

«Он воевал [на Донбассе] как солдат. Да, наверное, по [преступной] команде своего руководства. Но я уверен на 100%: если бы он знал, что это [летит] гражданский самолет и если бы в его власти был пуск ракеты, он бы никогда не пошел на уничтожение гражданских людей. Тем более я слышал от него лично: «Это московские *** сделали!»… А то, что теперь из него делают самого большого виновника, я с этим никогда не соглашусь», — сказал лидер запорожской самообороны.

Журналист «Новой газеты» спросил у Тиунова, узнает ли он голос своего сослуживца на опубликованных СБУ записях переговоров боевиков сразу после падения «Боинга».

«Будем говорить так: человек, который в записях [телефонных разговоров, представленных] СБУ подписан как боевик «Хмурый», очень сильно [голосом] похож на Дубинского. Я допускаю, что это именно он», — сказал Тиунов.

После беседы с запорожским активистом журналист «Новой газеты» отправился в закрытый военный поселок Степной в пригороде Ростова. Там и живет Сергей Дубинский. При въезде в огороженный поселок — шлагбаум и будка с часовыми, вход только по предъявлению пропуска.

Журналист несколько раз позвонил Дубинскому, но никто не брал трубку. Затем «Хмурый» сам перезвонил. Он сказал, что сейчас не в Ростове и пообещал встретиться с корреспондентом через неделю. Однако после этого трубку не брал. Журналисту удалось связаться с Дубинским лишь через три недели. На вопрос о том, не его ли голос звучит на записях СБУ, «Хмурый» оставил без ответа.

«Новая газета» решила провести фоноскопическое исследование, сравнив запись СБУ, на котором звучит голос «Хмурого», и телефонного разговора журналиста газеты с Дубинским.

Московское бюро независимой экспертизы «Версия» сначала заявило, что исследование может обернуться для организации «серьезными политическими последствиями», и попросили время на раздумье. Через сутки бюро все же согласилось провести исследование.

Через день московский инженер-радиоэлектроник Юрий Макеев подготовил технический анализ, в котором написал, что при изучении представленных образцов «осуществить достоверные идентификационные исследования фигурантов по голосу и звучащей речи не представляется возможным из-за низких характеристик по битрейту, общему потоку, битовой глубине и частоте».

В следующем абзаце инженер-радиоэлектронщик, не имеющий лингвистического образования, дал лингвистическую оценку опубликованным записям переговоров «Хмурого» после падения «Боинга». В бюро пришли к выводу, что участники разговора либо произносят заученные тексты, либо читают их с носителей. Также там решили, что на записи СБУ звучит сымитированный голос Дубинского.

В личной беседе с корреспондентом инженер-радиоэлектроник Макеев признался, что сам из Ростова, является офицером и ездил на захваченную боевиками «ДНР» территорию, возил им гуманитарную помощь и «с ребятами-ополченцами тоже по своему позывному работал…».

«Поэтому могу вам точно сказать, что никто в «ДНР» не станет называть друг друга даже по отчеству в переговорах, как у вас в файле! Его там Николаичем зовут — просто невозможно это!», — сказал Макеев.

Второе исследование записей с голосом «Хмурого» провели эксперты по анализу речи из Института нейрологии и физиологии Гётеборгского университета в Швеции. Анализ был проведен в лаборатории Voxalys (осуществляет криминалистические экспертизы по заказу прокуратуры, полиции и судов Швеции) методом «слепого теста» без погружения в контекст и в соответствии с инструкциями Международной ассоциации криминалистической фонетики и акустики (IAFPA).

Шведские специалисты проанализировали исключительно технические параметры: тон, частоту и тембр голосов. Для оценки сходства эксперты использовали девятибалльную шкалу, где +4 соответствует наивысшей степени совпадения исследуемых голосов, -4 — наименьшему, а нейтральный показатель в 0 баллов говорит о невозможности экспертов рассчитать вероятность сходства/различия.

Потратив 10 дней на исследование, шведы пришли к выводу, что сравниваемые голосовые образцы принадлежат одному и тому же человеку на уровне +2 балла.

«Данный строго технический анализ и другие собранные нами свидетельства подтверждают, что голос организатора транспортировки комплекса «Бук» по территории Донбасса «Хмурого» (Николаича) принадлежит российскому офицеру Сергею Дубинскому. Его сослуживец Тиунов настаивает на том, что Дубинский не имел умысла атаковать самолет с гражданскими людьми — но имела место ошибка, эксцесс», — резюмирует «Новая газета».


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *