Николаевский синдром: жить «по-понятиям» или по закону

29 октября 2017, 8:20

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

В гостях у «Николаевских Известий» два боевых крепких сильных мужчины. Анатолий Фёдорович Мамеенко, старший офицер запаса Службы безопасности Украины, депутат Михайловского сельского совета, секретарь бюджетной комиссии. И Тарас Филиппович Кос, с которым тоже приятно познакомиться, человек, который с 2008 года обрабатывает землю в Николаевском районе, предприниматель, фермер, депутат Михайловской сельской громады, которая недавно, буквально, в прошлом году образовалась.

– У вас там интересные события происходят. А происходят они потому, что вы, депутаты, посмели отстранить голову Михайловской громады. И это впервые в Украине за период существования ОТГ. То есть, вы пошли таким вот, новым путём: сами его избрали, сами решили отстранить. Кто из вас расскажет, почему это произошло?

Анатолий Мамеенко:

– На самом деле данный факт не является какой–то проблемой. Я считаю, что данный факт является средством очищения народа от   старого и ненужного для нас, потому что конфликт возникает тогда, когда есть две стороны. Если одна сторона умалчивает о конфликтной ситуации, значит никогда перемен мы не сможем сделать. На сегодняшний день эта ситуация привела к тому, что мы говорим: по–старому жить не хотим.

– То есть у вас идёт рабочий процесс?

Анатолий Мамеенко:           

– Совершенно верно. И он предусматривает юридически правильный путь для организации процесса, в результате которого мы можем спокойно дальше выполнять свои обязанности и продолжать создавать условия для проживания людей нашей громаде.

– Давайте скажем несколько слов о громаде.

Анатолий Мамеенко:

– Изначально у нас, в Криничанский сельский совет, входило несколько сёл: Кринички, Новоселова, Новогригорьевка и Трихатское. Вот эти сёла, которые ещё с советских времён были объединены в единое целое. Это звено с одной стороны. С другой стороны – Ульяновка, где сельским головой была Ракоча Мелания Николаевна, туда входило село Ульяновка и Червоное Поле. Когда вышел закон о децентрализации, была создана рабочая группа, в которую вошли по шесть человек со стороны каждого сельского совета. Они изучили возможности и перспективы развития объединенной громады. С учётом этого было внесено предложение объединиться. По данному поводу был составлен меморандум, на основании которого пошел процесс регистрация единой ОТГ, которая получила название Михайловской (Ульяновскую переименовали в Михайловскую).  Вот уж девять месяцев громада существует.

– Тарас Филиппович, оправдались ли какие-то надежды?

Тарас  Кос:

– Надежд у нас никаких нет. Потому что за девять месяцев работы практически ничего не сделалось. У нас при остатке 5 млн. 600 грн.  с прошлого года, сельский голова Чечуй даже эти деньги не использовал. Только одни проекты. А толку…

На сессиях голосуем одно, он подменяет решения одно на другое. И у нас два решения по разному написаны. Мы не голосуем. Он своё сам ставит. А работы нет никакой.

– А какие проблемы возникли за этот период работы? Что не сделано?

Тарас  Кос:

– Даже взять по селу Червоное Поле. У нас водопровод. Можно было сделать поточный ремонт по одной улице, по другой. Но сельский голова пошел другим путём: он начал делать проекты. А проект затянул на сто тысяч. Это только проект. А сам водопровод – на семь миллионов гривен. Все стали возмущаться, услышав о таких суммах: нашли три километра водопровода лишних. Когда обнаружили такую огромную приписку в протяжённости водопроводной трассы, то получилась экономия проектной документации и работы в 3 млн. 600 грн. Для такого села это огромные деньги. Чечуй привык, я так думаю, зарабатывать таким образом, а это недопустимо.

– Подождите, но вы же установили ему неплохую зарплату.

Тарас  Кос:

– Мы установили ему неплохую зарплату. Кроме того, дали финансирование на бензин для служебного автомобиля на пробег длиной в 75 тысяч километров, чтобы он ездил. А он ничего не делал.

– А как вы рассчитали 75 тысяч, я стесняюсь спросить? Это куда надо было ездить?

Анатолий Мамеенко:

– Раз мы живем в селе, то у нас получается так: от лимита зависит не только деятельность самого председателя, но и всей его команды. Например, у нас создано управление образования, молодёжи, спорта. Там постоянно нужны поездки по служебным обязанностям. Или, к примеру, староста: у него три села. Она должна хотя бы раз в неделю посмотреть приехать, организовать работу. Сельский голова должен учитывать их пожелания и выделять машину, технику.

Что же касается топлива, мы не увидели со стороны Чечуя, что он кому-то выделяет технику, машину.  В результате, когда пошли жалобы от старосты, от руководителя управления образования (Мелания Ракоча), что не выделяются лимиты на топливо, не делится он этим топливом, то сессия приняла решение сократить сельскому голове расходы на служебный автомобиль, уменьшить лимит до тридцати тысяч. При этом, выделить лимиты конкретно на управление образования, молодёжи и спорта в размере до 10 тысяч километров пробега, а на сельского старосту – до пяти тысяч пробега. После принятия решения, на следующий день, приходит наш бухгалтер и говорит: «Вы нас извините, но мы уже проездили 47,5 тысяч километров».  И когда мы всё это пересчитали, на момент с 1-го января 2017 года по конкретно тот день, а это был август месяц, то у нас вышло: при расходе служебной Таврии «10 литров» в день, получилось, что ежедневно сельский голова Чечуй проезжал по 245 км. Вы только вдумайтесь: с 1-го января по конец августа каждый день по 245 км! Таким образом, получается, что пять-шесть часов он был за рулем. Плюс – час обеда. В итоге, сельский голова два часа был на работе. Нас это поразило: куда мы можем прийти при таком отношении к делу?!

– Понятно, это один из примеров недобросовестного отношения к труду. Что ещё послужило поводом для отстранения Чечуя от его обязанностей сельского головы вашим депутатским корпусом?

Анатолий Мамеенко:

– За девять месяцев функционирования громады не произошло  делегирования прав ответственности на подчиненных, не роздано каких то обязанностей. Фактически сельский голова целый день работал шофером, а не руководителем. Следующий вопрос: по водопроводу в Червоном Поле с проектом в 3,5 млн. Когда мы на сессии спросили: скажите пожалуйста, в каком состоянии находится этот проект? Оказалось, что проект ещё не подан, но должен пройти экспертизу. Проект в 3,5 млн. грн. обязательно должен пройти тендер. Тендерная комиссия была создана только в июле месяце и то, по требованию депутатов. Это сельский голова обязан был, как руководитель, ещё в январе месяце создать тендерную комиссию. Потому, что предполагается на таких суммах – обязательно прохождение тендера. И что получается у нас: на начало сентября мы не имеем экспертизы этого проекта, которая должна проходить в течение месяца. Плюс к этому, тендер не раньше чем 1,5 месяца будет проходить. И когда я у головы спрашиваю: «Владимир Васильевич, когда вы начнете работу по данному проекту?» Он отвечает: «Да мы начнем с середины сентября». Каким образом, когда нет тендера и нет экспертизы? Я ему говорю: «Вы выйдите с этим проектом на начало декабря. Вы за один месяц сможете освоить эти деньги?» Чечуй не задумываясь отвечает: «Да смогу!»

Поверьте мне, я раньше руководил строительной компанией и прекрасно знаю, сколько надо времени, да и какими средствами можно освоить эти лимиты. Наш бывший голова сознательно и целенаправленно завёл громаду в такую непростую ситуацию. Мы могли не выполнить свои обязательства. А это деньги немалые. Это субвенция государства, которая в конце года снимается и финансирование закрывается. Всё. Больше мы не можем ими воспользоваться. После его отставки мы утвердили план социального развития в конце августа месяца. До этого он просто не функционировал. То есть куда мы шли, никто не знает.

– Ну хорошо. Вы приходили на депутатские комиссии. Вы приходили на сессии. Вы поднимали какие–то вопросы?

Тарас  Кос:

– Подымали. Рассматривали. Голосовали. То, что мы голосовали, Чечуй ничего не выполнил. За девять месяцев он не реализовал ни одной программы.

– У вас депутаты избраны из каждого населённого пункта. Вы представляете Червоное Поле. Наверное есть кто–то из Новоселовки, от Новогригорьевки. Получается, что эти предложения не учитывались?

Тарас  Кос:

– Не учитывались. Он ничего не сделал. Ни по Червоному Полю, ни по Новогригорьевке, ни по Новоселовке.

– Он бывал, например, у вас в Червоном Поле?

Тарас  Кос:

Два раза… Раз приезжал, чтобы свалку бытовых отходов сделать, и то, его вызвали. А второй раз, когда протяжённость водопровода вымеряли, ещё зимой. И все. Больше он не приезжал. Люди его просто не видели. Он много рассказывал вначале, что деньги ему не нужны: «Буду работать». По всей вероятности, ему очень хотелось стать сельским головой, вот и раздавал обещания направо и налево. Водопровод он у нас пообещал в Червоном Поле, говорил, что как только снег сойдет, мы уже будем своими силами, коммунхозом,  делать водопровод.

– Тарас Филиппович, к нам в редакцию дошли слухи, что Вы помогаете людям не только в Червоном Поле, но и в соседних селах. Расскажите.

Тарас  Кос:

– Да что говорить, ну в Новогригорьевку в клуб купил новый теннисный стол. На детскую площадку помог им песок привезти. В школу Криничанскую тоже песок привез. Да, мало ли, кому помогаю.

Анатолий Мамеенко:

– Плюс к этому, Тарас Филиппович в Криничанском детском саду выделяет людей на ремонт прачечной. Депутаты на сессии Михайловского сельского совета, ужа после отставки Чечуя, выделили деньги на ремонтные работы Криничанского дошкольного учреждения. Семь лет Чечуй был у власти, Криничанским сельским головой, а ни копейки на детский сад не выделялось.

Тарас  Кос:

– Да, это полная халатность. В прачечной даже ступенек не было. Там вход в садик, лежит бетонная плита, арматура прогнила, появилась серьёзная опасность, что она упадет кому то на голову.

Анатолий Мамеенко:

– Это при том, что на конец прошлого года, когда мы объединялись, у Криничанского сельсовета остаток был 800 тысяч гривен. И наших, михайловских средств было 4 млн. 600 грн. Вот на сегодняшний день мы завезли 6 тонн материала: плитка, отделочные материалы. Мы коммунальную службу хотим перестроить на то, чтобы она выполняла работы по таким вот поточным ремонтам. Хочу отметить, что Тарас Филиппович скромный человек, он не рассказывает, что в своём селе Красное Поле он разобрал полностью старое здание клуба и построил новый клуб, со всей отделкой, с системой отопления, с коммуникациями. Он сам реставрировал детский садик, школу.

– У вас огромное количество запланированных дел. Уверены в том, что всё получится?

Анатолий Мамеенко:

– Конечно, мы объединились в громаду, чтобы улучшать жизнь каждого жителя всех наших сёл, чтобы строить, создавать рабочие места, открывать новые объекты, ремонтировать дороги, одним словом, идти вперёд, не останавливаясь на достигнутом.

– Уверена, что с такими боевыми и порядочными мужчинами, как вы, у громады всё получится. Главное, выбрать на должность руководителя честного и порядочного человека, который будет работать не на себя, а на людей. Успехов!


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *