Любовь к жизни, к зрителям, к творчеству, к семье, ко всему миру — в каждой роли выдающейся актрисы Николаевского русдрама Сталины Лагошняк

23 ноября 2019, 9:20

Читают: 0 Комментариев: 0 Рейтинг:  
 

В каждой роли выдающейся актрисы Николаевского руссдрама Сталины Лагошняк — любовь: к жизни, к зрителям, к творчеству, к семье, ко всему миру.

Актриса Николаевского академического художественного русского драматического театра Сталина Васильевна Лагошняк празднует 80-летний юбилей. Накануне с ней встретились журналисты «Николаевских известий».

– Сталина Васильевна, почему Вы выбрали театр?

– Мне было три года, когда я случайно попала на сцену, с тех пор так и пошло: стихи читала, пела, танцевала, собственно говоря, вопрос о выборе профессии не стоял, потому что я постоянно занималась искусством, с раннего возраста.

– А какой была первая роль?

– Ой… Первая роль вообще у меня была ещё, когда я училась, моя педагог в русском театре в Днепропетровске ставила сказку, и взяла меня на роль зайчика. Это была моя первая роль, а потом, когда я закончила театральное, меня пригласили в Тернопольский театр, где сыграла роль невесты, была в белом платье, в фате.

Сохранились детские фотографии. Однажды был случай, о котором никому не рассказывала, но теперь расскажу. Участвовала в спектакле. За мной пришла мама, стала искать, ей сказали, что я нахожусь на сцене. А я в это время била мальчика, который полез ко мне с поцелуями, решив, что так надо, ведь в спектаклях взрослые иногда целовались. Мальчику было лет пять, я его нашлёпала, мама меня ругала: «Да что ты, нельзя так!» Но для меня такое поведение было нонсенс: «А чего он лезет ко мне со слюнями?»

– Что приходилось преодолевать за все годы Вашей работы?

– Ой, преодолевать всем нам приходиться очень много, вообще всем людям. Преодолевать какие–то трудности домашние, всякое бывает, то кто–то заболел, то неприятности на работе, а преодолевать…надо просто брать себя в руки и так «всё, это не моё, это не про меня». Так я и делаю, когда снимаюсь в фильме, и надо играть больную при смерти женщину, я еду на съёмки говорю: это всё не про меня, это не я, это моя героиня, и я тут просто воплощаю её образ, меня это не должно касаться.

– Чем отличается игра в театре от съёмок в фильме?

– Когда первый раз поехала на пробы в Одессу, то я очень волновалась, там одна женщина которая делала портфолио нашим актёрам спросила: «Чего вы так нервничаете, столько лет в общем-то на сцене?», я сказала: «Тонечка, я знаю, что не каждый артист театра может сниматься в кино, и не каждый артист кино может работать в театре». Почему, казалось бы. Но, специфика разная…даже если маленькая сцена, то здесь другие эмоции возникают. А в кино, там всё делается не с теми эмоциями, с которыми играешь в театре, потому что в театре нужно через рампу перекинуть своё состояние, своё ощущение, свой тембр голоса, свой звук, то есть громче–тише, но есть у нас такая специфика, когда меня ещё учили, когда молодёжь приходила, и я их учила, что нужно не звуком голоса брать, а послать звук, когда ты толкаешь звук – он чётко, ясно перебрасывается через рамку и всё нормально получается.

– Что тяжелее: на сцене видеть реакцию зрителя или, когда Вы снимаетесь в фильме и ещё не знаете, как Вас воспримут?

– Когда-то я говорила, может это, конечно, и неправильно, но кино, по-моему, это мёртвое искусство. Почему? Потому что сняли и что-то неправильно сняли, то можно и со второго, с пятого, с шестого дубля переделать, где как нужно, потому что всё равно делается общий план, потом средний, крупный, перестановки. А в театре, скажем так, ты каждый раз играешь по-другому, почему? Потому что ты думаешь об этом образе, ты всё время рядом с ним живёшь, ты всё ощущаешь и поэтому каждый раз каждый спектакль получается по-новому. Порой я, например, не замечаю, что вчера я так играла, сегодня я так играю, а зрители говорят, что нет, вчера было совсем по-другому, то есть, всё зависит от твоего внутреннего нынешнего состояния, и естественно, от твоего партнёра, поэтому, да – это очень большая разница, театр и кино. Хотя я очень люблю и театр, и кино, без театра я жить не могу, и скажем так, теперь я и без кино жить не могу. И что интересно, за всю мою долгую театральную жизнь, так у меня сложилось, что у меня были разноплановые роли, у меня была и трагедия, и комедия, и фарс, и драма, и музыкальные спектакли. Был у нас один спектакль – «Вкус черешни», так я там и пела, и танцевала, и у меня там была драматическая сцена, и комическая сцена, я испробовала всё. Когда меня спрашивают, что бы вы ещё сыграли, я отвечаю, что не знаю, я уже всего наигралась, но всё равно хочу. В кино недавно я сыграла старую немку, у которой целое поместье есть во время войны, фильм «Разведчики», кстати, первого января должны показывать в кинотеатре. В фильме «Пекельна хоругва» исполнила роль бабушки Смерть, и это было интересно: стоит героиня на снегу, все мёрзнут, а она нормально себя чувствует. Главный герой едет на санях, а я стою на дороге, он останавливает лошадь, подходит ко мне и говорит: «Тут небезпечно стояти, так і до смерті недалеко», уезжает, а я смотрю ему вслед и говорю: «Дивно Смерті про смерть чути». Доводилось сыграть разные планы и роли.

– Была ли роль от которой Вы хотели отказаться?

– Вообще у нас не принято так. Даже если тебе не нравится по каким–то причинам роль, ты должен это делать. А уж когда ты начинаешь вникать в это, копаться, читать, что о тебе говорят, что ты сама о себе говоришь, и, в конце концов, влюбляешься в эту роль и играешь её, как обычно. Нет, у меня не было. У меня были попытки, когда я ещё, скажем так, была в среднем возрасте, а мне дали роль пенсионерки сыграть в дуэте с народным артистом Виктором Пасечником, царствие ему небесное. Я пришла к главному режиссёру и говорю: «Мне рано ещё играть этот возраст, я хочу ещё играть свой», а он говорит: «А кто будет петь?» А из актрис пела только я и поэтому пришлось.

Когда мы играли на творческой встрече с коллективом предприятия отрывок из спектакля во время обеденного перерыва, в конце выходит женщина к нам с  букетом,  плачет и говорит, что с сегодняшнего дня будет жить по-другому, так тронул её этот наш фрагмент. Ради такой любви, такого внимания, невозможно отказываться от роли.

– А как Вы можете описать закулисье?

– Закулисье это семья. Большая семья. У каждого свой характер, виденье жизни, но мы очень любим друг друга. Несмотря на разногласия, споры, недомолвки, которые бывают, как и в каждой семье, в любой организации, (и у педагогов, и у медиков, инженеров, учёных), мы способны прощать, стараемся не обижаться друг на друга.

– Но, мне кажется, актёрская семья проводит больше времени вместе, чем другие профессии, поэтому вы более сплочённые?

– Да. У нас ненормированный рабочий день: то премьеры, то рабочие фестивали, то к нам приезжают театральные коллективы, то мы едем в район. Порой надо в шесть утра уже быть собранными: поставить свет, нагримироваться, подготовиться. Коллектив нацелен на дружбу и общение.

– Вы участвуете в спектаклях для детей?

– Конечно. Для детей нужно играть так же, как для взрослых, только ещё лучше, потому что дети видят фальшь, они это моментально секут. Но когда они верят, воспринимают игру нормально, без фальши, то это – класс. У нас по выходным было посещение театра детей с родителями и естественно, тогда зрителей много. Когда школьные мероприятия их еще больше. Когда детей много, они друг от друга заряжаются, реагируют на происходящее все вместе, хором, как говорится, а когда с родителями, то они немножко стесняются свои эмоции выплеснуть.

Я приведу пример, мы ставили Белоснежку. И вот однажды, я сидела в зале, а я люблю смотреть спектакли, и вдруг, из одной ложи девочка, когда Мачеха даёт Белоснежке яблоко, кричит: «Не кушай яблоко, оно плохое», и все дети заразились, начали кричать, чтобы она не ела это яблоко, то есть, видите, дети они всему верят. Они более искренние, и реагируют на негативных персонажей своеобразно. Я играла Бабу Ягу, в меня летели конфеты и всё, что было под руками, потому что они выражали своё пренебрежение к персонажу, а  когда конфета попадает в лоб с третьего яруса, то это больно, но реакция–то хорошая.

– Как вы можете описать николаевских зрителей?

– Я скажу так: зрители в общем-то везде одинаковые. В каждом городе люди любят свой театр. Я 50 лет уже работаю в этом театре, и всегда были у нас поклонники. Иногда возникали проблемы с посещением, а бывает, несколько раз люди на один и тот же спектакль приходят. Но наши николаевские зрители – театралы: они, приезжая в другие города, с удовольствием посещают театры.

Когда-то мы ставили нашумевший спектакль «Олимпийки», билеты продавались на чёрном рынке, в три-дорого, в общем, пользовался спектакль очень большим успехом, и не только этот, но и многие другие. Так вот, после николаевских «Олимпиек», нашим зрителям не особо нравились спектакли в других городах, где они посещали театры. То есть, они театр воспринимают, как наш, они его любят, и мы вместе со зрителем – огромная семья. В зрительном зале, допустим, сегодня 300 человек, завтра 300 человек, а послезавтра 500 человек, это всё семья, и они вместе с нами переживают то, что написал автор. Иногда что–то меняется, в зависимости от согласования с драматургом, при видении материала режиссёром и актёрами. Бывают такие ситуации, когда актёры с режиссёром спорят, почему? Потому, что режиссёр видит в общем спектакль, весь, а актёр видит, скажем так, свой образ и отношения с партнёром, который находится рядом, но мы всегда приходим к общему мнению.

– Расскажите, пожалуйста, про свои гастроли по стране и за границу.

– Значит так, за границей я была один раз в Болгарии со спектаклем «Молочник», зато объездила весь Советский Союз. Работая в Николаевском академическом украинском театре драмы и музыкальной комедии, я побывала на гастролях во многих городах.

– А какую роль Вы хотели сыграть и какая для Вас наиболее дорога, близка, осталась в памяти как самая приятная?

– Много любимых ролей, есть те, от каких не могла бы отказаться, а некоторые из сыгранных хотелось бы ещё сыграть. Так случилось, что у меня с главным режиссёром был конфликт: тихий, внутренний, я не буду сейчас раскрывать причину, но он не давал мне роли. Однажды, в период «голода» без ролей со мной произошла несколько лиричная, даже смешная, история.

Во дворе театра меня перехватил режиссёр актёр Саша Сугак и с ним состоялся диалог, который приведу, чтобы все улыбнулись:

– Сталина, я хочу.

– Я согласна.

– Ну ты же не знаешь, о чём разговор.

– Но я согласна.

– Я беру пьесу (режиссировать – Ред.)

– Да, хорошо.

– Но мне надо там папу сыграть.

– Согласна, сыграю.

– Ты действительно соглана?

– Да.

То есть, у меня был такой творческий голод, когда я готова была сыграть всё, что угодно. В результате у всех нас, актёров, режиссёра, у меня – получился неплохой результат.

– Впереди юбилей театра и Ваш личный праздник. Что хотелось бы пожелать коллегам?

– Коллегам? Ну я всегда, вообще, не только коллегам, а всем людям всегда желаю благополучия, здоровья, семейного счастья, счастья в творчестве, чтобы у людей, которые любят свою профессию и отдаются ей полностью, всё было хорошо. И самое главное – любви. Любовь спасёт мир, потому что в любви рождается всё самое светлое, самое любимое, самое главное.

– Если не секрет, как хотите провести свой день рождения? В театре?

– На работе, в театре. У нас когда у кого-то, допустим, день рожденья, говорят: «Вот, у меня день рожденья, а у меня спектакль.» А я не люблю ни праздники, ни дни рождения. Сначала празднуем в актёрской семье, а потом я прихожу в свою родную семью. В день премьеры или в день рождения мои дети всегда здесь, всегда со мной. Они мне говорят, что желательно изменить, дают какие-то пожелания, мой муж ко мне очень критически относился. Допустим, в газете журналисты, такие опытные, как Ася Виноградова, которую люблю до сих пор, оставляли очень хорошие отзывы, я приносила домой, показывала, он читал, и говорил, где всё правильно, а где польстили.

– Спасибо Вам за хорошее настроение. Вы любите свою работу, надо, чтобы каждый так относился к своему делу.

– Я скажу вам так: я люблю всё. Когда наступает осень, тёплые деньки, а у нас во дворе растёт сирень, и я выхожу наблюдать, как она себя ведёт, почки уже набухли, я говорю:  тихо, тихо, не спеши. Куда ты спешишь? Ещё будет холод, морозы. Не надо, не спеши.

И иду себе на работу. На следующее утро подхожу и вижу, что почечка остановилась, услышала меня.

А когда весной по дороге на работу вижу первые почечки, первые листики, я с ними разговариваю. Когда занималась возле дома цветами, то один мой сосед спросил: «С кем ты разговариваешь?» Отвечаю: «Ни с кем», а он говорит: «Ну я же слышу», я говорю: «А, я с цветами», он: «Ты что, вообще?», «Я не вообще, я в частности».

Поэтому я говорю, что любовь спасёт мир. Нормальные человеческие взаимоотношения между людьми, с природой, с животными. Вот я извините, что приведу такой пример. Ездила в Дубки к врачу и уже, когда шла назад на маршрутную остановку, там была свора собак, штук их, наверное, 8, чего–то они там между собой рычали, и на мужчину. Я подошла и говорю: «А–ну, тихо!». Они все замолчали и смотрят на меня. Я говорю: «Чего вы разорались, чего вы подняли скандал, чего вам не хватает? Быстренько разошлись по своим дворам, по своим домам!» Представьте картину: кто повернулся, ушёл, кто лёг, остался. Люди на меня смотрят. Я к чему это рассказала вам? И люди, и животные – они всё понимают. Вот у них что–то случилось и произошёл скандал, и надо чтобы кто–то остановил ссору своры собак, кто–то помог потушить пожар страстей группы людей, которые не могут помириться.

Любовь, верность, творчество, старание, яркие образы и роли приводят к гармонии, к созиданию, к миру. Работа в театре, общение с людьми, создание неповторимых образов позволили Сталине Лагошняк создать вокруг себя ауру тепла, уюта, радости. Всегда хочется прикоснуться к этому бурному течению, в котором есть место тихой заводи. Великая актриса, Сталина Васильевна Лагошняк, любит людей, любит мир, природу, наш Николаев. А все мы, николаевцы, любим её, и желаем новых ролей, интересных творческих событий, ярких образов и долголетия.


Анастасия Кравченко, фото – Назарий Рубаняк


Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *